Цена победы. ссср – германия: подготовка к войне. Преобразование красной армии

Цена победы. СССР — Германия – статья

Цена победы. ссср – германия: подготовка к войне. Преобразование красной армии

Итак, что же происходило после того, как был подписан пакт Молотова — Риббентропа? Несмотря на великую дружбу, на совместный раздел Польши, на последующие действия Советского Союза в отношении Финляндии и Прибалтики было совершенно очевидно, что каждая из противостоящих сторон стремится использовать оставшееся время для наращивания материально-технической основы, военных мышц.

Подготовка к войне: вооружение СССР

Стоит отметить, что это время Советский Союз использовал весьма и весьма эффективно. То есть за период с 1939 года — лето 1941 года по начало войны согласно советской историографии мы произвели около 18 тысяч боевых самолетов, не считая тех, которые были произведены до 1939 года.

Цифры, касающиеся производства танков, впечатляют еще больше. Общее количество их приближалось к 26 тысячам, из которых Т-26 было 9998 единиц, БТ — 7519, Т-28 — 481, Т-35 — 59, Т-37 разных модификаций — около 6 тысяч, Т-40 — 132, Т-34 — 1225 штук и «Климентий Ворошилов» (КВ) — 636 машин.

Таким был потенциал Советского Союза на 22 июня 1941 года.

Подготовка к войне: вооружение вермахта

Для нанесения удара по Советскому Союзу вермахт сумел выделить 3932 танка и 266 штурмовых орудий. Причем, отметим, что в 1941 году немцы успели произвести только 3094 танка всех типов, включая 678 чешских легких танков.

Что же это было такое? Классическая формулировка, которая использовалась в советское время: все наши танки были безнадежно устаревшими, никуда не годились, кроме Т-34 и КВ. Однако здесь присутствует некая фигура лукавства, потому что если рассматривать то, чем были вооружены танковые части вермахта, картина вырисовывается весьма и весьма любопытная.

На вооружении вермахта в начале войны состояло значительное количество даже не танков, а танкеток Т-I, которые имели вес всего 5,5 тонн и были вооружены пулеметами; танки Т-II, которые весили 9 тонн и имели 20-мм автоматическую пушку и, как вспоминали наши ветераны, не выдерживали попадания пули крупнокалиберного пулемета.

Речи о том, чтобы они выжили после попадания хотя бы 37-мм снаряда, просто быть не могло. Собственно говоря, эти танки создавались изначально как учебные. В дальнейшем, в ходе войны, они использовались в противопартизанских и патрульных операциях.

И вот подобная техника составляла добрую половину того, чем располагал на момент начала войны вермахт.

Солдат вермахта у сгоревшего советского танка Т-34, 1941. (wikipedia.org)

Кроме того, в составе вермахта было определенное количество чешских танков, которые немецкие танкисты очень любили, потому что они были лучше Т-I и Т-II. Это танки Skoda LT vz.35, которые имели вес 10 тонн, экипаж четыре человека и более или менее приличное бронирование. Этот танк выдерживал попадание 20-мм снаряда, но что-либо более крупное было для него уже смертельно опасно.

Таких танков у немцев было 218 штук. Кроме того, были чешские танки LT vz.38, которые были более позднего выпуска, с весом около 10 тонн; броня у них была чуть-чуть побольше, но к 10 декабря 1941 года последний LT vz.38 был выведен из строя, и в дальнейшем все подобные танки (те, что уцелели) использовались немцами, как уже говорилось, в противопартизанских и патрульных целях.

Что касается приличной техники, которую можно было бы назвать танком, то это были Т-III, которые состояли на вооружении панцерваффе. Вес этого танка составлял 19,5 тонн, сначала его вооружали 37-мм пушкой, потом 50-мм короткоствольной.

Этот танк стал, если так можно выразиться, ломовой лошадью, которая на протяжении первых лет войны на своем хребте вывозила все и вся, что выпадало на долю панцерваффе, хотя с нашими более поздними танками эти машины ни в какое сравнение не шли. Таких танков в распоряжении вермахта было 1440 штук на начало войны. И, собственно, на советский фронт они сумели выделить 965 машин.

Ну, и самая грозная машина, которая была легче Т-34 и которую у нас почему-то называют «тяжелым танком», был Т-IV. Т-IV появился в 1938 году, его вооружали короткой 75-мм пушкой, и это действительно была машина, способная оказывать некое более или менее серьезное сопротивление нашим танкам, хотя по своим параметрам она тоже уступала тому, чем мы располагали.

Конечно, можно бесконечно перечислять, какие танки достались немцам от французов в качестве трофеев, однако эти машины ни для каких целей, кроме как для учебных задач, просто-напросто не годились. Наблюдалась очень интересная тенденция в производстве вооружений в Германии после завершения «Странной войны».

Как отмечал в своих мемуарах Гальдер, слово «невозможно» перестало существовать для верховного командования вермахта и, соответственно, политического руководства Германии вообще. То есть наступил период некой эйфории и шапкозакидательства, которое, в общем, потом приобрело достаточно выраженные последствия.

Танки СССР Второй мировой

Что касается Советского Союза, то действия Германии в Польше и молниеносный разгром французской армии, которая на момент начала войны была не самой слабой, имея в своем распоряжении более 3 тысяч танков, показали, что противник-то весьма и весьма серьезный и относиться к нему нужно с определенным если не почтением, то с сознанием степени опасности, которую он представляет. Соответственно, в Советском Союзе в 1939 —1941 годах шли активные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы практически по всем направлениям создания техники и вооружений. Можно до бесконечности повторяться и петь дифирамбы танкам Т-34 и КВ, но, действительно, на период начала войны эти машины не имели себе равных ни в одной стране мира и до 1943 года были (бесспорно) вне конкуренции. И надо сказать, что если в 1941 году их было произведено не так уж много, где-то чуть больше 1,5 тысяч, то уже в 1942 году советская промышленность произвела 24718 танков, из которых Т-34 составляли 12,5 тысяч штук.

Работы действительно шли, как принято говорить, ударными темпами, и разработка танков, способных выдержать попадание снарядов противотанковых и танковых орудий, была достаточно успешной.

Можно привести массу оговорок и определенное нежелание военных загружаться приемом на вооружение новой техники (довольно часто это сталкивалось с консервативным подходом), тем не менее эти танки стали поступать в военные части.

Вопрос в том, как они использовались в 1941 году?..

Вторая мировая. Авиация СССР

Что касается авиации, то здесь тоже шла достаточно активная работа. Существовало несколько авиационных школ, создававших самолеты в Советском Союзе.

Это школа Николая Поликарпова, «короля истребителей» 30-х годов, который построил И-15, И-16, И-153 (достаточно курьезную машину, биплан с убирающимися шасси, который изжил себя еще в тот момент, когда только появился на свет), И-180, И-185 (более поздние разработки).

Во время испытания этих самолетов погиб Валерий Чкалов, что привело Николая Поликарпова к определенному карьерному закату. Косвенно это ему вменялось в вину, и работа над этими самолетами, к сожалению, была остановлена, хотя характеристики такой машины как И-185, надо сказать, были выдающимися.

Советские истребители. Источник: wikipedia.org

Группа молодых конструкторов: Яковлев, Лавочкин, Горбунов, Гудков и Микоян также создавали истребители. Безусловным лидером стал Яковлев, фаворит Сталина, который построил самолет Як-1.

В своей книге «Время, люди, самолеты» летчик-испытатель Рабкин приводит документы о том, в каком состоянии Як-1, равно как и ЛАГ-1 (впоследствии ЛАГ-3), и МиГ-1 (МиГ-3) принимались на вооружение. Самая ужасающая, пожалуй, картина была с яковлевской машиной.

Количество недоработок по самолету превышало 120 позиций, в том числе отказы карбюраторов, генератора, перегрев двигателя, недоработки системы охлаждения, масляной и водяной, и многое-многое другое. Собственно говоря, история появления на свет таких самолетов как Як-1 и ЛАГ-1 достаточно любопытна.

Дело в том, что и на том, и на другом самолете стояла одна и та же винтомоторная группа — мотор Испано-Сюиза французского производства, купленный по лицензии.

Он находился у французов в производстве с 1936 года, и к моменту, когда лицензия была куплена, двигатель получил название М-105 (впоследствии была еще модификация М-107, суперфорсированная и нежизнеспособная).

Собственно говоря, французы снимали этот двигатель с производства, заменяя его более эффективным. Одним словом, вот такой «новый» мотор стоял на самолетах Яковлева и на самолетах Лавочкина первого поколения.

Самолет Яковлева представлял собой конструкцию из металлических трубочек, обтянутую тканью, местами фанерой, и по своим характеристикам во многом был близок к спортивному самолету. Фактор живучести у него был относительно невелик, но за счет того, что использовалась ткань, он был достаточно легким.

Что же касается самолета Лавочкина, то он делался из дельта-древесины, фанеры, и обладал большей живучестью, но зато и большим весом, за что летчики во время войны прозвали ЛАГ-1 «летающим гарантированным гробом», потому что машина не обладала достаточной маневренностью. А если к этому добавить еще проблемы с карбюраторами и многие другие, которые встречались на этих самолетах, то, в общем, можно представить насколько непросто нашим летчикам было на них воевать.

Подразделение вермахта на богослужении перед вторжением в СССР, 1941. Автор фото: Алоиз Бек. (wikipedia.org)

Очень интересная машина была микояновская, МиГ-1, впоследствии МиГ-3, которая в 1941 году была снята с производства. Тоже туманная и непонятная история.

Немецкий летчик-испытатель Ганс-Вернер Лерхе, который отвечал за испытания трофейных советских самолетов в Германии, отмечал очень высокие характеристики МиГ-3 на 1941 и даже 1942 год. Дело в том, что эта машина развивала порядка 640 км/ч, в то время как позднейшие модификации Messerschmitt Bf.109 развивали только 600.

Тем не менее МиГ был снят с производства. Считалось, что эта машина достаточно строгая к пилотированию, что у нее недостаточно мощное вооружение, и главный тезис, который приводится в мемуарах Яковлева, — это то, что самолет имел двигатель для полетов на больших высотах.

Тот же самый летчик-испытатель Рабкин опровергает Яковлева, говоря, что высотность самолета определяется тем, как настроена у него топливная система, карбюраторы и как обеспечивается обогащение или обеднение смеси. То есть МиГ-3 можно было сделать и самолетом для боев на средних и небольших высотах.

И, кстати сказать, Александр Покрышкин, который начал войну именно на МиГ-3, несмотря на его декларированные высотные характеристики, вполне справлялся с этим самолетом и весьма эффективно им пользовался на небольших высотах в боях с Messerschmitt Bf.109.

Таким образом, общая численность нашей авиации на момент начала войны была весьма и весьма впечатляющей. Общее число самолетов в парке ВВС РККА приближалось к численности танков в танковых парках. Одновременно был разработан и доведен до производства самолет Ил-2 — машина весьма неоднозначная, самая массовая в нашей авиации.

Почти 40% погибших во время войны летчиков — это пилоты Ил-2, у которых был самый горький хлеб: они перепахивали передний край и, соответственно, гибли чаще, чем все остальные асы. По статистике, стрелков Ил-2 убивали в семь раз чаще, чем пилотов. То есть, прежде чем погибал один летчик Ил-2, у него менялось семь стрелков.

Наша авиация к началу войны насчитывала где-то под 30 тысяч машин.

Казалось бы, огромная масса техники и вооружений… В больших количествах строились торпедные катера, как дешевое, экономичное и при разумном использовании эффективное средство борьбы с морскими целями.

Производились по немецкой лицензии 85-мм пушки (по сути аналог знаменитой 88-мм пушки), орудия других калибров. Мы многократно превосходили вермахт, панцерваффе и люфтваффе.

Что же касается использования этой техники, то это другая, обратная сторона вопроса. Дело в том, что мало произвести много оружия, надо еще уметь им пользоваться.

Как писали в мемуарах многие наши летчики и танкисты, в частях велась борьба за экономию горюче-смазочных материалов, стрельбы проводились крайне редко, зато очень хорошо было поставлено дело с хозяйственными работами, с проведением всевозможных политзанятий, лекций, семинаров, маршировкой и другими совершенно «необходимыми» в подготовке вооруженных сил делами. На ум приходит цитата из Эйке Миттельдорфа, офицера Генштаба вермахта, который написал инструкцию по эксплуатации армии, где среди прочего сказано, что строевой подготовкой солдат должен заниматься минимально, чтобы уметь прилично ходить в строю. Из 16 часов ежедневных занятий в вермахте большая часть времени отводилась на отработку тактических приемов, стрельбу и прочие необходимые для выживания на поле боя мероприятия.

Такая картина складывалась к июню 1941 года.

При этом, что интересно, у каждой из противостоящих сторон была своя эйфория: у наших, потому что мы обладали огромным техническим парком, у немцев — оттого, что малыми силами им удалось пройти пол-Европы и, казалось, что это будет продолжаться вечно.

Однако события, которые начали происходить летом 1941 года и в последующие годы, показали, что количественный перевес далеко не всегда является гарантией успеха, в то время как и качественный перевес — не всегда залог победы.

Источник: https://diletant.media/articles/34550246/

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

Цена победы. ссср – германия: подготовка к войне. Преобразование красной армии

Многие десятилетия в советской историографии неудачи Красной Армии летом и осенью 1941 года объяснялись так: нападение гитлеровской Германии на СССР было внезапным и вероломным, а советское руководство верило, что фюрер (нарушивший, между прочим, уже десятки международных договоров!) будет соблюдать пакт о ненападении.

В результате Гитлеру удалось сосредоточить на границе с СССР силы, в несколько раз превышавшие потенциал советских войск. На резонный довод, что государство всегда должно готовиться к войне, с 1956 года следовал ещё один заученный ответ: в неготовности советских войск к отражению немецкого вторжения виноват лично Сталин.

В начале 1990-х годов были опубликованы данные о численности войск обеих сторон перед войной. Из них следовало, что не вермахт, а Красная Армия имела на 22 июня 1941 года количественный перевес в живой силе и технике, на некоторых направлениях – многократный.

Документальные сведения о том, к чему конкретно готовилось командование Красной Армии, противоречивы.

Но все-таки ясно, что численности советских войск, даже в случае внезапного нападения противника, вполне хватило бы, чтобы после первого замешательства организовать эффективную оборону и остановить немецкое наступление ещё в приграничных областях. Этого почему-то сделано не было.

Более того, успешные немецкие прорывы, окружения и разгромы крупных группировок Советской армии продолжались до осени 1941 года, когда фактор внезапности нападения (если таковой имел место) уже не работал.

Оружие РККА в 1941 году не уступало немецкому ни по количеству, ни по качеству

Ещё одним мифом о 1941 годе, распространявшимся до конца советской власти, было якобы превосходство вермахта над РККА в плане вооружения. Оружие Красной Армии во множестве книг называли устаревшим, не отвечавшим требованиям современной войны.

Эта легенда распадалась на ряд мелких мифов, связанных с отдельными видами вооружения. Например, мифы о «трёхлинейке» как основном оружии красноармейской пехоты и о чуть ли не поголовном вооружении вермахта автоматами.

Или миф о качестве танков вермахта, которое было намного лучше нашего. Разберём их.

Наверное, не все читатели знают, что вермахт всю Вторую мировую войну провоевал, по сути, оружием Первой мировой войны – винтовками Маузера образца 1898 года.

К осени 1939 года их имелось 4,1 млн единиц, а за период войны было произведено ещё 10,3 млн.

До 1945 года в Германии было выпущено менее 2 млн штук пистолетов-пулемётов и автоматических винтовок, в то время как в СССР — 6,2 млн пистолетов-пулемётов.

К июню же 1941 года в сухопутных войсках Германии насчитывалось всего 166 700 единиц пистолетов-пулемётов. Далеко не все из них использовались на Восточном фронте. Красная Армия располагала 65 тыс. автоматических винтовок Симонова и 81 тыс.

пистолетов-пулемётов Дегтярёва 1940 года. Кроме того, в распоряжении наших войск было более миллиона самозарядных винтовок, аналогов которым у немцев в 1941 году не имелось.

Таким образом, пехота вермахта в 1941 году не превосходила красноармейскую пехоту по огневой мощи.

Нередко и сейчас пишут, что советские бронетанковые войска в 1941 году были вооружены устаревшими танками с противопульной бронёй. Но к лету 1941 года в западных приграничных округах РККА уже находилось более 900 средних танков Т-34 и 357 тяжёлых танков КВ-1. Лучшими немецкими танками в тот период были T-IV и T-III с 50-мм пушкой.

Их было в общей сложности 1423. Но по своим боевым качествам они намного уступали советским КВ и «тридцатьчетвёркам». А самые массовые советские лёгкие танки Т-26 (11 тыс. штук) и БТ-7 (5700) были аналогичны по боевым характеристикам немецким T-I и T-II и трофейным чехословацким танкам.

Лёгких танков у немцев было в действующей армии всего около 2000.

Итак, в 1941 году перевеса у немцев в качестве и количестве танков тоже не наблюдалось.

Можно ли считать, что одно лишь качественное превосходство немцев в авиации, позволившее им с первого дня войны завоевать стратегическое господство в воздухе, обеспечивало им лёгкие победы до ноября 1941 года? Очень сомнительно.

Немецкий профессионализм: вермахт – прообраз армий наших дней

Ключ к разгадке тайны быстрого продвижения вермахта вглубь России, вероятно, даёт разбор личного состава обеих армий с точки зрения их боевой подготовки. В 2010 году историк и публицист Александр Музафаров сделал интересное сравнение на основании изданных на русском языке мемуаров простых офицеров и солдат Третьего рейха – Ганса Киншерманна, Гюнтера Фляйшмана и Вильгельма Липпиха.

В вермахте самое большое внимание уделялось обучению рядовых солдат. На это отводилось полгода – вдвое больше, чем в РККА на подготовку офицера. «Примечательно, – резюмирует Музафаров, – что ни один из авторов не описывает привлечение солдат к хозяйственным работам, уборке урожая и т.д. Только военное обучение и только с максимальной напряжённостью».

Система подготовки в вермахте была нацелена на то, чтобы воспитать универсального солдата, не отвлекаясь ни на какие посторонние задачи. При этом немцы не производили в офицеры солдат, прошедших специальную подготовку, только – в унтер-офицеры.

На совещании руководства СССР в апреле 1940 года, посвящённом итогам войны с Финляндией, было подвергнуто критике и формальное увлечение пропагандой, и отвлечение солдат на хозяйственные работы. Но порочная практика оставалась, а если где-то и пытались внедрить боевую подготовку, то сложившуюся систему было трудно изменить всего за один год.

Не менее важную роль сыграло насыщение вермахта техническими средствами связи, обучение командного состава новым приёмам тактики и обращению с новыми образцами оружия. После Первой мировой войны Германия была практически демилитаризована. Вермахт создавался с чистого листа. Музафаров констатирует:

«После отказа от соблюдения условий Версаля… над немцами не тяготели запасы старого оружия, старые методы обучения… В результате немецкая армия в первый период войны превосходила своих противников не количеством и качеством вооружения, а уровнем организации и новыми технологиями ведения войны.

Широкое использование радиосвязи позволяло немецким генералам оперативно и гибко использовать все находящиеся в их распоряжении ресурсы, обеспечивало качественное взаимодействие между сухопутными войсками и авиацией.

Когда читаешь такой тезис в историческом исследовании или учебнике по военному делу, то он не привлекает особого внимания… Совсем другое дело, когда мы открываем мемуары радиста войск СС Фляйшмана и видим, как это осуществлялось на практике.

В этом отношении немцы намного опередили все воюющие армии, вплотную приблизившись к современному уровню».

Советский солдат и офицер (и не только он, но также французский, британский и т.д.) уступал немецкому по своим профессиональным боевым качествам в силу разных традиционных систем обучения войск.

Источник: https://newsland.com/community/8494/content/v-chiom-zakliuchalsia-sekret-liogkikh-pobed-vermakhta-nad-rkka-v-1941-godu/7009558

Каким было соотношение сил СССР и Германии к 22 июня 1941 года

Цена победы. ссср – германия: подготовка к войне. Преобразование красной армии

При отсутствии сухопутного фронта в Европе германское руководство приняло решение о разгроме Советского Союза в ходе кратковременной кампании летом – осенью 1941 года. Для достижения этой цели на границе с СССР была развернута наиболее боеспособная часть вооруженных сил Германии1.

Для операции “Барбаросса” из имевшихся в вермахте 4 штабов групп армий было развернуто 3 (“Север”, “Центр” и “Юг”) (75%), из 13 штабов полевых армий – 8 (61,5%), из 46 штабов армейских корпусов – 34 (73,9%), из 12 моторизованных корпусов – 11 (91,7%).

Всего для Восточной кампании было выделено 73,5% общего количества имевшихся в вермахте дивизий. Большая часть войск имела боевой опыт, полученный в предыдущих военных кампаниях. Так, из 155 дивизий в военных действиях в Европе в 1939-1941 гг.

участвовали 127 (81,9%), а остальные 28 были частично укомплектованы личным составом, также имевшим боевой опыт. В любом случае это были наиболее боеспособные части вермахта (см. таблицу 1).

Военно-воздушные силы Германии развернули для обеспечения операции “Барбаросса” 60,8% летных частей, 16,9% войск ПВО и свыше 48% войск связи и прочих подразделений.

Сателлиты Германии

Почему о начале войны в 1941 году объявил не Сталин, а Молотов

Вместе с Германией к войне с СССР готовились ее союзники: Финляндия, Словакия, Венгрия, Румыния и Италия, которые выделили для ведения войны следующие силы (см. таблицу 2).

Кроме того, Хорватия выделила 56 самолетов и до 1,6 тыс. человек. К 22 июня 1941 г. на границе не было словацких и итальянских войск, которые прибыли позднее.

Следовательно, в развернутых там войсках союзников Германии находилось 767 100 человек, 37 расчетных дивизий, 5502 орудия и миномета, 306 танков и 886 самолетов.

Всего же силы Германии и ее союзников на Восточном фронте насчитывали 4 329,5 тыс. человек, 166 расчетных дивизий, 42 601 орудие и миномет, 4364 танка, штурмовых и самоходных орудий и 4795 самолетов (из которых 51 находился в распоряжении главного командования ВВС и вместе с 8,5 тыс. человек личного состава ВВС в дальнейших расчетах не учитывается).

Красная армия

Как встретил войну директор Театра на Таганке Николай Дупак

Вооруженные силы Советского Союза в условиях начавшейся войны в Европе продолжали увеличиваться и к лету 1941 г. были крупнейшей армией мира (см. таблицу 3). В пяти западных приграничных округах дислоцировались 56,1% частей сухопутных войск и 59,6% частей ВВС.

Кроме того, с мая 1941 г. началось сосредоточение на Западном театре военных действий (ТВД) 70 дивизий второго стратегического эшелона из внутренних военных округов и с Дальнего Востока.

К 22 июня в западные округа прибыло 16 дивизий (10 стрелковых, 4 танковые и 2 моторизованные), в которых насчитывалось 201 691 человек, 2746 орудий и 1763 танка.

Группировка советских войск на Западном ТВД была достаточно мощной. Общее соотношение сил к утру 22 июня 1941 г. представлено в таблице 4, судя по данным которой противник превосходил Красную армию лишь по численности личного состава, ибо его войска были отмобилизованы.

Обязательные уточнения

Минобороны обнародовало архивные документы за 22 июня 1941 года

Хотя приведенные выше данные и дают общее представление о силе противостоящих группировок, следует учитывать, что вермахт завершил стратегическое сосредоточение и развертывание на ТВД, тогда как в Красной армии этот процесс находился в самом разгаре. Как образно описал эту ситуацию А.В.

Шубин, “с Запада на Восток с большой скоростью двигалось плотное тело. С Востока не торопясь выдвигалась более массивная, но более рыхлая глыба, масса которой нарастала, но недостаточно быстрыми темпами”2. Поэтому следует рассмотреть соотношение сил еще на двух уровнях.

Во-первых, это соотношение сил сторон на различных стратегических направлениях в масштабе округ (фронт) – группа армий, а во-вторых, на отдельных оперативных направлениях в приграничной полосе в масштабе армия – армия.

При этом в первом случае учитываются только сухопутные войска и ВВС, а для советской стороны еще пограничные войска, артиллерия и авиация ВМФ, но без сведений по личному составу флота и внутренних войск НКВД. Во втором случае для обеих сторон учитываются только сухопутные войска.

Северо-Запад

Для многих Родина началась в 4 часа утра 22 июня

На Северо-Западном направлении друг другу противостояли войска немецкой группы армий “Север” и Прибалтийского особого военного округа (ПрибОВО).

Вермахт имел довольно значительное превосходство в живой силе и некоторое в артиллерии, но уступал в танках и авиации. Однако следует учитывать, что непосредственно в 50км приграничной полосе располагалось лишь 8 советских дивизий, а еще 10 находились в 50-100 км от границы.

В результате на направлении главного удара войскам группе армий “Север” удалось добиться более благоприятного соотношения сил (см. таблицу 5).

Западное направление

На Западном направлении противостояли друг другу войска германской группы армий “Центр” и Западного особого военного округа (ЗапОВО) с частью сил 11-й армии ПрибОВО. Для германского командования это направление было главным в операции “Барбаросса”, и поэтому группа армий “Центр” была сильнейшей на всем фронте.

Здесь было сосредоточено 40% всех германских дивизий, развернутых от Баренцева до Черного моря (в том числе 50% моторизованных и 52,9% танковых) и крупнейший воздушный флот люфтваффе (43,8% самолетов).

В полосе наступления группы армий “Центр” в непосредственной близости от границы находилось лишь 15 советских дивизий, а 14 располагались в 50-100 км от нее. Кроме того, на территории округа в районе Полоцка сосредоточивались войска 22й армии из Уральского военного округа, из состава которой к 22 июня 1941 г.

прибыли на место 3 стрелковые дивизии,и 21-й мехкорпус из Московского военного округа – общей численностью 72 016 человек, 1241 орудие и миномет и 692 танка.

В итоге содержащиеся по штатам мирного времени войска ЗапОВО уступали противнику только в личном составе, но превосходили его в танках, самолетах и незначительно в артиллерии. Однако, в отличие от войск группы армий “Центр”, они не завершили сосредоточения, что позволяло громить их по частям.

Леонид Радзиховский: Сталин был обманываться рад

Группа армий “Центр” должна была осуществить двойной охват войск ЗапОВО, расположенных в Белостокском выступе, ударом от Сувалок и Бреста на Минск, поэтому основные силы группы армий были развернуты на флангах. С юга (от Бреста) наносился главный удар.

На северном фланге (Сувалки) была развернута 3-я танковая группа вермахта, которой противостояли части 11-й армии ПрибОВО. В полосе советской 4-й армии были развернуты войска 43-го армейского корпуса 4й немецкой армии и 2-я танковая группа. На этих участках противник смог добиться значительного превосходства (см.

таблицу 6).

Юго-Запад

Александр Чубарьян рассказал о двух отечественных войнах

На Юго-Западном направлении группе армий “Юг”, объединявшей германские, румынские, венгерские и хорватские войска, противостояли части Киевского особого и Одесского военных округов (КОВО и ОдВО).

Советская группировка на Юго-Западном направлении была сильнейшей на всем фронте, поскольку именно она должна была наносить главный удар по противнику. Однако и здесь советские войска не завершили сосредоточения и развертывания. Так, в КОВО в непосредственной близости от границы находилось лишь 16 дивизий, а 14 располагались в 50-100 км от нее.

В ОдВО в 50-км приграничной полосе находилось 9 дивизий, а 6 располагались в 50-100-км полосе. Кроме того, на территорию округов прибывали войска 16-й и 19-й армий, из состава которых к 22 июня сосредоточилось 10 дивизий (7 стрелковых, 2 танковых и 1 моторизованная) общей численностью 129 675 человек, 1505 орудий и минометов и 1071 танк.

Даже не будучи укомплектованными по штатам военного времени, советские войска превосходили группировку противника, которая имела лишь некоторое превосходство в живой силе, но значительно уступала в танках, самолетах и несколько меньше в артиллерии.

Но на направлении главного удара группы армий “Юг”, где советской 5-й армии противостояли части 6-й немецкой армии и 1-я танковая группа, противнику удалось добиться лучшего для себя соотношения сил (см. таблицу 7).

Ситуация на Севере

Леонид Радзиховский: “Синдром 22 июня” стал одной из причин развала СССР

Самым благоприятным для Красной армии было соотношение на фронте Ленинградского военного округа (ЛВО), где ему противостояли финские войска и части германской армии “Норвегия”.

На Крайнем Севере войскам советской 14-й армии противостояли германские части горнопехотного корпуса “Норвегия” и 36-го армейского корпуса, и здесь противник имел превосходство в живой силе и незначительное в артиллерии (см. таблицу 8). Правда, следует учитывать, что, поскольку военные действия на советско-финляндской границе начались в конце июня – начале июля 1941 г.

, обе стороны наращивали свои силы, и приведенные данные не отражают численности войск сторон к началу боевых действий.

Итоги

Таким образом, германское командование, развернув на Восточном фронте основную часть вермахта, не смогло добиться подавляющего превосходства не только в полосе всего будущего фронта, но и в полосах отдельных групп армий. Однако Красная армия не была отмобилизована и не закончила процесс стратегического сосредоточения и развертывания.

Вследствие этого части первого эшелона войск прикрытия значительно уступали противнику, войска которого были развернуты непосредственно у границы. Подобное расположение советских войск позволяло громить их по частям. На направлениях главных ударов групп армий германскому командованию удалось создать превосходство над войсками Красной армии, которое было близко к подавляющему.

Наиболее благоприятное соотношение сил сложилось для вермахта в полосе группы армий “Центр”, поскольку именно на этом направлении наносился главный удар всей Восточной кампании. На остальных направлениях, даже в полосах армий прикрытия, сказывалось советское превосходство в танках.

Общее соотношение сил позволяло советскому командованию не допустить превосходства противника даже на направлениях его главных ударов. Но в действительности произошло обратное.

Так как советское военно-политическое руководство неверно оценивало степень угрозы германского нападения, Красная армия, начав в мае 1941 г. стратегическое сосредоточение и развертывание на Западном ТВД, которое должно было завершиться к 15 июля 1941 г.

, оказалась 22 июня застигнута врасплох и не имела ни наступательной, ни оборонительной группировки. Советские войска не были отмобилизованы, не имели развернутых тыловых структур и лишь завершали создание органов управления на ТВД.

На фронте от Балтийского моря до Карпат из 77 дивизий войск прикрытия Красной армии в первые часы войны отпор врагу могли оказать лишь 38 не полностью отмобилизованных дивизий, из которых лишь некоторые успели занять оборудованные позиции на границе.

Остальные войска находились либо в местах постоянной дислокации, либо в лагерях, либо на марше. Если же учесть, что противник сразу бросил в наступление 103 дивизии, то понятно, что организованное вступление в сражение и создание сплошного фронта советских войск было крайне затруднено.

Упредив советские войска в стратегическом развертывании, создав мощные оперативные группировки своих полностью боеготовых сил на избранных направлениях главного удара, германское командование создало благоприятные условия для захвата стратегической инициативы и успешного проведения первых наступательных операций.

Примечания1. Подробнее см.: Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Схватка за Европу 1939-1941 гг. (Документы, факты, суждения). 3-е изд., исправ. и доп. М., 2008. С. 354-363.

2. Шубин А.В. Мир на краю бездны. От глобального кризиса к мировой войне. 1929-1941 годы. М., 2004. С. 496.

Источник: https://rg.ru/2016/06/16/rodina-sssr-germaniya.html

Факторы победы СССР в Великой Отечественной войне

Цена победы. ссср – германия: подготовка к войне. Преобразование красной армии

Взгляд Зиновьева на причины победы СССР над гитлеровской Германией и её сателлитами сегодня, когда ложь о войне и клевета на советский народ звучит из уст первых лиц западных государств, актуален как никогда прежде.

Его, фронтовика и беспощадно честного исследователя, коробили попытки фальсификации истории войны, умаление роли советского народа и руководства страны в Великой Победе.

Будучи человеком выдержанным, на граничащие с идиотизмом фальшивки вроде той, что войну Советский Союз выиграл вопреки Сталину, Александр Александрович реагировал эмоционально и жёстко:

“К Тегеранской конференции Сталин уже завоевал себе место ключевой фигуры в мировой политике. В значительной мере он уже манипулировал поведением лидеров западных стран.

А у нас до сих пор происходят поразительные вещи.

Отмечая День Победы, даже не упоминают имени Верховного главнокомандующего! Это всё равно, что Наполеоновские войны без Наполеона! Я в университете задаю студентам вопрос о том, кто был Верховным главнокомандующим? Никто не знает! Называют Жукова, Конева, но не Сталина.

Но это же возмутительно! Я 21 год прожил в Германии. Могу засвидетельствовать, что там никому не приходит в голову написать историю гитлеровской Германии без Гитлера. А у нас получается, будто война прошла без Сталина”.

Поразительные и возмутительные вещи происходили и в 2005 году, когда отмечалось 60-летие Великой Победы (чему Зиновьев стал свидетелем), и в 2010 году. К их числу не отношу отсутствие президента США на торжествах в Москве 9 мая 2010 года.

Хотя в ту пору российско-американские отношения были на стадии “перезагрузки”, Барак Обама отправился не в Россию, а в штат Вирджиния на вручение дипломов в Хэмптонском университете.

Об этом демарше президента США стоит напомнить всем тем, кто объясняет его отказ прилететь в Москву 9 мая воссоединением Крыма с Россией, событиями на Донбассе и вокруг Сирии, “войной санкций”.

“Ни с каким другим поколением победа была бы невозможна”

Речь надо вести не о западных “партнёрах”, иллюзии в отношении которых у большинства россиян рассеялись, а о “поразительных вещах” отечественного производства. Происходят они и в канун 70-летия Великой Победы.

К примеру, в массовое сознание внедряется идея, согласно которой решающий вклад в Победу внесли старшие поколения советских граждан — люди, родившиеся и сформировавшиеся как личности до Великой Октябрьской социалистической революции.

Александр Зиновьев, появившийся на свет в октябре 1922 года, на втором году новой экономической политики, утверждал иное: “Ни с каким другим поколением победа была бы невозможна.

Хотя наше поколение понесло огромные (самые большие) потери, хотя жили и участвовали в войне старшие поколения, хотя подрастали и вступали в войну более молодые люди, всё равно общий моральный, психологический и идеологический тон задавали люди моего поколения.

Перефразируя слова Бисмарка, сказавшего, что в битве при Садовой победил прусский народный учитель, я неоднократно говорил и повторю сейчас, что войну 1941 — 1945 гг. выиграл советский десятиклассник, окончивший школу в 1937 — 1941 годах”.

В отличие от большинства современных юношей и девушек, у которых “гуляния” по Интернету, телевидение, гламурные журналы и жёлтая пресса сформировали потребительское отношение к жизни, презрение к труду, верхоглядство и узкий круг интересов, поколение Зиновьева росло и воспитывалось в спартанских условиях.

“Мы жили в землянках, во вшах, но мы изучали Гегеля и Канта”, — сказал Александр Александрович в одном из интервью.

В книге “Запад” Зиновьев писал: “Коммунистическое общество на самом деле принесло миллионам людей образ жизни, который послужил реальной основой для системы высших ценностей… Образование и возможность улучшать жизненную позицию за счёт личных способностей, героического труда и достойного поведения в коллективе.

Овладение культурой, знаниями и профессией, а также завоевание уважения и почёта в своем окружении. Служение народу и стране. Самопожертвование ради интересов коллектива. Самоограничение. Появилось много последователей этой системы ценностей. Благодаря им были совершены бесчисленные подвиги”.

1930-е годы стали временем грандиозных успехов в индустриализации и модернизации страны. Имена лётчиков и лётчиц, совершавших перелёты на тысячи километров, гремели по всему Советскому Союзу. Их знали и за границей. Миллионы людей получили среднее и высшее образование.

С начала “перестройки” и по сей день говорить о свершениях сталинского времени на российском телевидении не принято. Зато принято любое упоминание о Сталине как о руководителе страны сопровождать, к месту или ни к месту, напоминанием о репрессиях. Складывается впечатление, что если тележурналист о них хоть раз забудет, то лишится работы.

Давая оценку сталинской эпохе, Зиновьев подчёркивал, что она “была великой по масштабам событий и мероприятий. Последние измерялись миллионами участников. Вступление в партию — миллионы.

Образование слоя начальников — миллионы. Ликвидация слоя единоличного крестьянства — миллионы. Репрессии — миллионы. Стройки — миллионы. Ликвидация безграмотности — миллионы. Армия — миллионы.

Потери в войне — миллионы. И так во всём”.

Главный фактор Победы

К войне готовились очень серьёзно. Вспоминая своё предвоенное отрочество, Зиновьев писал: “Нам, ученикам, постоянно внушали, что предстоит война с западным империализмом, прежде всего с Германией. Нас готовили к войне! К войне не захватнической, а оборонительной.

Хотя и говорили порой, что наступление есть лучшая оборона, говорили о превентивной войне и т. п., но это были лишь слова. В основе всего лежала идея защиты завоеваний Октябрьской революции от мирового империализма и прежде всего от фашистской Германии.

Моё (предвоенное) поколение было подготовлено именно к этой войне, а не к войне вообще”.

На вопрос о причинах нашей победы, Александр Александрович дал глубокий и обстоятельный ответ:

“Сработал комплекс факторов. Хотя значимость их различна. Но главный и решающий фактор для меня вполне очевиден. Это тот социальный строй, который установился после 1917 года. Называть его можно по-разному. Например, реальный социализм. Все остальные факторы сыграли свою роль только потому, что существовал этот главный фактор.

Тот человеческий материал, который принимал участие в войне, был подготовлен и воспитан советской системой, обучен в советских школах и институтах. У нас же часто говорят, что в войне победил народ. Какой народ? Не просто какой-то абстрактный народ, а советский народ. Да, среди факторов, способствовавших победе, был патриотизм.

Но какой патриотизм? И потом, значение патриотизма нельзя преувеличивать. Я войну видел в самых её глубинах. На одного Александра Матросова приходилось с десяток людей, стремившихся укрыться от фронта, отсидеться в тылу. В атаку же шли по команде, а не добровольно. Героизм был. Но он во многом был вынужденным. Героизм — временное явление.

А долговременно работает организация, система. И в годы войны вся наша жизнь была организована так, что миллионы людей шли в армию и героически сражались. Не будь такой системы, не было бы и этого. А речь шла о жизни и смерти целого народа.

Те же заградотряды, с которыми лично мне, кстати, за всю войну не пришлось столкнуться ни разу, действовали, главным образом, как угроза.

Абсурдно также мнение, будто советские люди сражались за Родину, но не за советский социальный строй. К моменту начала войны для большинства советских людей коммунистический строй стал их образом жизни, а не политическим режимом.

Отделить его от массы населения было практически невозможно практически. Хотели люди этого или нет, любая защита ими себя и своей страны означала защиту нового социального строя.

Россия и коммунизм существовали не наряду друг с другом, а в единстве.

Среди факторов, способствовавших Победе, можно назвать и огромную территорию страны, и бездорожье, и зимние морозы, и помощь союзников. Но не это было главным.

Да, помощь союзников имела значение, но совсем не такое большое, как об этом стали говорить в 90-е годы. Союзники включились в войну с целью сделать проникновение русских в Европу минимальным. В этом причина открытия ими Второго фронта.

Ведь в 1943 году после Сталинграда и Курской битвы всем стало очевидно, что победа будет за нами”.

Подводя итог своим рассуждениям, в статье “Моя эпоха” Зиновьев констатировал: “Да, войну вёл и одержал победу народ. Но не просто какой-то абстрактный народ, а народ советский. Подчеркиваю: советский!.. Народ, коммунистически образованный и воспитанный.

Народ, возглавлявшийся коммунистической партией и высшим руководством во главе со Сталиным… Какими бы недостатками они ни обладали на самом деле и какие бы недостатки ни приписывали им антикоммунисты и антисоветчики, войну выиграли прежде всего советские коммунисты во главе со Сталиным.

В годы войны и в послевоенные годы этот исторический факт был бесспорным даже для самых заклятых антикоммунистов и антисоветчиков.

Игнорирование этого факта и искажение его означает бесстыдную идеологически-пропагандистскую ложь, средство оглупления масс российского населения в угоду тем категориям россиян, которые осуществили антикоммунистический переворот и наживаются на нём, и тем силам Запада, которые сразу же после нашей победы начали новый этап войны против нашей страны, получивший название “холодной войны””.

Игнорирование этого факта продолжается до сих пор…

Источник: https://ria.ru/20150507/1063101933.html

Юрист ответит
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: