Гибель француза. Битва на Березине поставила точку во всем сражении. Мифы и правда о бородинской битве

Провал императора: как битва на Березине сломала Наполеона

Гибель француза. Битва на Березине поставила точку во всем сражении. Мифы и правда о бородинской битве

Битва русских войск с наполеоновской армией на реке Березине не только навсегда вошла в историю, но и способствовала появлению новой идиомы во французском языке. C'est la Berezina — так говорят французы, когда хотят обозначить полный крах, провал, катастрофу.

205 лет назад, 29 ноября 1812 года, сражение стало определяющим для коалиции европейских государств, с которой Наполеон шёл покорять Россию. Французская же версия тех событий призвана навести на мысль о том, что Березинская операция относилась к категории невыполнимых.

О битве, которая сломала гениального полководца, — в материале RT.

22 ноября 1812 года, на втором месяце отступления из Москвы, армия Наполеона оказалась в стратегическом окружении. Русские войска перекрыли единственную дорогу на запад — мост через реку Березину в городе Борисове (ныне райцентр Минской области Белоруссии. — RT). «Дело становится серьёзным», — мрачно сказал Бонапарт приближённым, видимо, впервые ощутив приближение разгрома.

Также по теме

Первая Отечественная: как победа России над Наполеоном определила судьбу Европы

24 июня 1812 года Великая армия Наполеона перешла пограничную с Российской империей реку Неман.Так началась Отечественная война 1812…

От 600-тысячной Великой армии в те дни оставалось чуть более 70 тыс. человек. Из них лишь половина сохраняла дисциплину и боеготовность, остальные превратились в «одиночек» или «отсталых» — так французские солдаты называли тех, кто думал только о бегстве и спасении. 

Но император Франции по праву считался блестящим полководцем — после Смоленска он сумел оторваться от основных сил Кутузова, наступавших с востока, и к концу ноября 1812 года Наполеону противостояли лишь две небольшие русские армии: 25 тыс. солдат адмирала Павла Чичагова, пришедшие с юга, с Украины, и наступавшие с севера 35 тыс. солдат генерала Петра Витгенштейна, защищавшего от французов путь на Петербург.

Именно солдаты Чичагова разрушили спасительный для Наполеона мост в Борисове, они же захватили и французские склады в Минске, а солдаты Витгенштейна — склады в Витебске, лишив Наполеона последних стратегических запасов. Можно сказать, что 22 ноября 1812 года стало исходным моментом краха наполеоновской империи.

Отсутствующий «генерал Мороз»

Русский писатель Фаддей Булгарин, он же польский дворянин Тадеуш Булгарин, ныне известен лишь литературоведам. Знакомец Карамзина, Грибоедова, Пушкина, Лермонтова и Некрасова, два века назад он был популярнейшим в России писателем и стал после наполеоновских войн верным сторонником русского царя.

Сегодня Булгарин забыт, как забыты и его военные подвиги — в своё время он не только участвовал в походе армии Багратиона по льду Балтийского моря в Швецию (1809), но и, как многие польские дворяне, воевал с Россией на стороне Наполеона (1812). 

Именно капитан наполеоновской армии Булгарин нашёл для французов спасительный брод через реку Березину у деревни Студянка. Император Франции, ухватившись за предоставленную поляком информацию, вновь проявил себя как блестящий тактик: сымитировав подготовку к переправе южнее Борисова, он бросил свои силы к Студянке. 

  • Фаддей Булгарин
  • © И. Фридерик (1828)

После битвы на Березине французы сложат легенду о том, что их якобы разгромили не столько русские, сколько le général Hiver — «генерал Мороз». Но в конце ноября 1812 года сильных холодов ещё не было.

Ударь в те дни сильные морозы — и французы просто перешли бы реку по льду.

«К несчастью, — вспоминал позднее один из офицеров наполеоновской армии, — не было холодно настолько, чтобы река замёрзла, по ней плавали только редкие льдины».

Чтобы ускорить отступление, за несколько дней до перехвата русскими моста у Борисова по приказу Наполеона сожгли тяжёлые понтонные парки. Без них строительство переправ даже через относительно неширокую Березину — не более сотни метров — превращалось в сложную задачу. 

Ошибку с поспешным сожжением понтонных парков император Франции исправил ценой жизни своих солдат.

«Сапёры спускаются к реке, становятся на лёд и погружаются по плечи в воду; льдины, гонимые по течению ветром, осаждают сапёров со всех сторон, и им приходится отчаянно с ними бороться», — описывает те часы ещё один из выживших ветеранов наполеоновской армии, которому посчастливилось не получить приказ императора идти в студёную воду Березины. 

«Всё смешалось в отчаянной драке»

«Двойной бой на обоих берегах Березины» — именно так назовёт сражение Карл фон Клаузевиц, лучший военный теоретик Европы ХIX столетия. Прусский офицер, в 1812 году он воевал на стороне России.

Позднее Клаузевиц критически оценивал действия русских полководцев — адмирала Чичагова и генерала Витгенштейна — в битве на Березине.

Действительно, в ходе развернувшихся 27—28 ноября боёв по обе стороны реки русским не удалось окружить и уничтожить Наполеона. 

26 ноября по мостам, наспех сколоченным из разобранных деревенских изб, войска Бонапарта начали переправу через Березину. Обманутый французским императором адмирал Чичагов вышел по западному берегу реки к месту переправы только на следующий день. Тогда же по восточному берегу к переправам приблизилась и русская армия Витгенштейна. 

  • Мост через Березину
  • © Wikimedia Commons

Следующие двое суток шёл упорный и страшный бой за время — успеет ли основная масса французов перейти Березину раньше, чем к переправам пробьются русские, а с востока подойдут основные силы Кутузова. 

28 ноября 1812 года битва шла с утра до самой ночи — противники сражались даже в полной темноте. «Всё смешалось в отчаянной драке. Мы больше не могли стрелять. Дрались только штыками, бились прикладами… Куча людей валялась на снегу.

Наши ряды чертовски поредели. Мы уже не осмеливались посмотреть ни направо, ни налево, боясь, что мы не увидим там своих товарищей…

Вокруг просто резня!» — так воспоминал сражение на Березине солдат 3-го швейцарского полка наполеоновской армии Жан-Марк Бюсси. 

Спасение гвардии

«Надо помнить, что против России воевала вся европейская коалиция. Больше половины тех, кто сражался при Березине на стороне Наполеона, это были не французы. Поляки, саксонцы и иные немцы, португальцы, голландцы, хорваты, швейцарцы», — рассказал RT доцент кафедры истории Нового и новейшего времени Института истории СПбГУ Олег Соколов. 

По словам историка, в этой битве Наполеон вновь проявил себя великим полководцем, сумев в тяжелейших условиях избежать угрозы окружения и сохранить костяк своих войск.

«Поэтому не следует, как многие русские историки прошлого, считать сражение на Березине полным разгромом и крахом императора. Но нельзя, как делают некоторые французские историки, представлять Березину едва ли не победой Наполеона. Нет, при всём умении и стойкости французских войск стратегическая ситуация для них приблизилась к полному поражению», — пояснил Соколов. 

  • Реконструкции событий на реке Березине
  • Reuters
  • © Vasily Fedosenko

Ценой больших потерь своих европейских союзников Наполеон у Березины спас французскую гвардию. Но 29 ноября 1812 года стало катастрофой для тех, кто отступал вслед за ней. На переправах по мере приближения русских войск началась паника и давка. Точное количество солдат, раздавленных и утонувших в ледяных водах Березины, неизвестно. Приблизительные потери — 30 тыс. человек. 

«Что может быть ужаснее того, что испытываешь, когда идёшь по живым существам, которые цепляются за ваши ноги, останавливают вас и пытаются подняться, — вспоминал позднее немец лейтенант фон Зукков. — Я помню ещё и теперь, что чувствовал в тот день, наступив на женщину, которая была ещё жива. Я чувствовал её тело и в то же время слышал её крики и хрипение».  

Те, кто грабил Москву, сполна расплатились за всё на берегах Березины. Упавшие в воду обозы, люди и лошади превратились в целый остров, разделивший реку на два рукава, рядом с которыми образовались три возвышения из человеческих трупов. 

По всей видимости, именно Березина сломала гениального императора Франции. Меньше чем через две недели после завершения той битвы, 5 декабря 1812 года, Наполеон фактически бросил свою гвардию и бежал в Париж. 

Перед этим Бонапарт продиктовал очередной бюллетень Великой армии — регулярный пропагандистский листок, излагавший для всей Европы французскую версию той войны. «Затруднение, сопряжённое с наступившими вдруг морозами, привело нас в самое жалостное состояние» — именно эти строки Наполеона, написанные сразу после Березины, в будущем породят легенду про «генерала Мороза».

  • Отступление Наполеона из Москвы
  • © Wikimedia Commons

Далее в тексте бюллетеня следовало острожное и слегка приукрашенное описание событий на Березине, завершавшееся такими словами: «Армия имеет нужду в восстановлении дисциплины, в отдохновении, в снабжении лошадьми; сие есть не что иное, как следствие происшествий, выше сего описанных… Здравие Его Величества находится в самом лучшем состоянии». 

Но бодрые строки о «здравии» никого не обманули не только в Париже, но и во всей Европе. Именно после Березины французы осознали глубину своего поражения в России. Но ещё важнее, что именно впечатления спасшихся в корне изменили представление об этой войне у других европейцев.

Источник: https://russian.rt.com/science/article/454263-napoleon-bitva-reka-berezina

Битва на Березине: кто в ней победил на самом деле

Гибель француза. Битва на Березине поставила точку во всем сражении. Мифы и правда о бородинской битве

Переправа армии Наполеона через реку Березину в Белоруссии в ноябре 1812 года – один из самых драматических моментов Отечественной войны.

План окружения Наполеона

Когда до Петербурга дошли известия о начале отступления Наполеона, император Александр I прислал в штаб Кутузова план стратегического окружения и пленения всей армии Наполеона во главе с французским императором. Главной армии (Кутузова) следовало преследовать Наполеона по Смоленской дороге.

Одновременно корпус генерала Витгенштейна, защищавший от французов и их союзников направление на Петербург, должен был зайти в тыл армии Наполеона с севера. С юга в тыл Наполеону выходил корпус адмирала Чичагова (которому на время пришлось сделаться сухопутным командующим).

Клещи должны были сомкнуться где-то на реке Березине.

Когда Кутузов получил этот план, он его попросту игнорировал. Кутузов занимал уже достаточно высокое положение и в стране, и в общественном мнении, чтобы не принимать указание царя, дилетанта в военном деле, к обязательному исполнению. Кроме того, Кутузову совершенно не улыбалась перспектива ещё одного кровопролитного сражения с Наполеоном.

Ему вполне хватило Бородинской битвы, которую он и так дал против своей воли, уступая общественному мнению. У Кутузова было собственное понимание этой войны.
Русский фельдмаршал прекрасно видел, что стратегическая цель войны достигнута – Наполеон оставляет Россию, дело лишь во времени.

Его нужно подгонять, тревожить, нанося урон отстающим и отваливающимся от армии Наполеона частям. Но нет необходимости снова бросать тысячи русских солдат на убой. Было совершенно понятно, что поставленный перед выбором – сдаться или умереть – великий завоеватель будет защищаться до последней крайности. Александр мечтал пленить Наполеона.

Кутузов считал, что все эти мечты выгодны только англичанам, «воюющим» русской кровью.

Историки прошлого согласно отмечали, что Кутузов не проявил должного рвения в преследовании Наполеона и, что называется, построил ему «золотой мост» при переправе через Березину (Кутузов сам употребил в частной беседе это выражение применительно к данному случаю). Сейчас мы можем сказать ещё более определённо: в собственные планы Кутузова входило избегнуть решительного столкновения с Наполеоном при отступлении того из пределов России.

Гибель 10 тысяч на переправе

Но даже в этих условиях армия Наполеона оказалась в критическом положении. При выходе из Москвы 7 (19) октября в ней под ружьём числилось больше 100 тысяч человек. Выйдя 2 (14) ноября из Смоленска, она насчитывала не более 36 тысяч вооружённых людей.

Ещё сколько-то тысяч нагоняли её, но Наполеон не имел возможности их ждать: по пятам шли главные силы армии Кутузова, а казаки Платова и партизаны постоянно нападали на коммуникации.

Ценой гибели или плена отстающих Наполеон спасал себя, своё окружение и костяк армии – императорскую гвардию.

Вскоре по выходе из Смоленска русским удалось отрезать от главных сил армии Наполеона корпус маршала Нея – одного из самых способных французских военачальников. На требование сдаться Ней ответил презрительным отказом. После страшного боя только три тысячи человек из семитысячного корпуса Нея сумели вырваться из окружения.

Потеряв ещё много людей при переправе по тонкому льду через Днепр у села Красного, Ней, совершив беспримерный марш по русским тылам, вышел на соединение с Наполеоном. Между тем, корпус Чичагова 4 (16) ноября взял Минск, а 10 (22) ноября – Борисов, заняв, тем самым, единственный мост через Березину на пути Наполеона.

Французам приходилось пробиваться на запад силой либо переходить реку в другом месте. В это время рано наступившие лютые морозы сменились резкой оттепелью, реки вскрылись. Требовалось наводить переправу в воде, по которой плыли льдины. Берега Березины пологие и топкие, мост должен был в несколько раз превышать ширину самой реки.

Хотя маршал Ней разбил Чичагова и вынудил его очистить Борисов, Наполеон не стал менять намеченного места переправы. Пока главные силы Великой армии подошли бы к Борисову, русские снова могли туда подтянуться. Понтоньеры Наполеона начали наводить мост у Студянки.

С 14 (26) по 17 (29) ноября происходил переход армии Наполеона, сопровождавшийся неоднократными сражениями на обоих берегах – русские постоянно тревожили отступающих.

В последний день переправы натиск русских привёл к гибели арьергарда. Арман де Коленкур, находившийся в свите Наполеона, писал: «Повторные атаки русских против последних остававшихся там корпусов прижали толпу некомбатантов к реке. Все устремились на мосты, и они не замедлили рухнуть… Мы потеряли тогда 10 тысяч человек».

Другой французский мемуарист граф де Сегюр оставил душераздирающее описание панической давки при переправе через Березину: «Волны несчастных перекатывались друг через друга… Опрокинутые и задыхающиеся люди бились под ногами своих товарищей, …а те отталкивали их как врагов».

Наполеон спас свою честь, но не спас свою армию

Немецкий генерал Клаузевиц, служивший тогда в русской армии, считал, что «никогда не встречалось столь благоприятного случая, как этот, чтобы заставить капитулировать целую армию в открытом поле».

Главную причину он видит в нерешительности действий русских полководцев, в их страхе перед «непобедимым» Наполеоном: «И Витгенштейн, и Чичагов – оба боялись его войск, его гвардии, точно так же, как его испугался Кутузов под Красным… Кутузов полагал, что цель будет и так достигнута.

Витгенштейн не хотел рисковать ранее приобретённой славой. Чичагову не хотелось понести во второй раз поражение».
Как таковой, битвы на реке Березине не было. В плане боя это была серия стычек отдельных армейских соединений.

С тактической точки зрения Наполеон преследовал одну цель: переправить через реку основные силы той части своей армии, которая ещё сохраняла боеспособность, и уйти из России. Этот замысел в значительной мере удался Наполеону.

Однако при переправе его армия всё-таки понесла большие потери, часть её была отрезана и положила оружие. Итог операции для Наполеона тот же объективный наблюдатель Клаузевиц подвёл такими словами: «Честь свою Наполеон здесь спас в полной мере и даже приобрёл новую славу, но исход переправы всё же был крупным шагом к полной гибели его армии».

Если считать, что целью русской армии было полное окружение и пленение вражеской армии во главе с самим Наполеоном, тогда следует признать, что русских постигла неудача. Но мы видели, что такая цель существовала только в честолюбивом воображении царя.

Кутузов считал её абсолютно нереальной, да к тому же и ненужной, раз кампания всё равно уже выиграна. Его целью было довести её до конца малой кровью, что он и исполнил.

Переправа через Березину стала одним из важнейших актов драмы уничтожения Великой армии Наполеона в России.

Источник: https://cyrillitsa.ru/past/90077-bitva-na-berezine-kto-v-ney-pobedil-na.html

Почему французы считают битву при Бородино своей победой

Гибель француза. Битва на Березине поставила точку во всем сражении. Мифы и правда о бородинской битве
?

vladimirtan (vladimirtan) wrote,
2018-10-30 09:13:00 vladimirtan
vladimirtan
2018-10-30 09:13:00 Categories:

Не только во Франции, но и во всём мире, кроме России, Бородинская битва (во Франции её называют «битвой у Москвы») считается победой Наполеона. Да и в России до времён Сталина историки, хоть и восторгались стойкостью русских войск, но сдержанно оценивали итоги этого сражения и, во всяком случае, не называли его безоговорочно русской победой.@

Взятие Москвы как итог

Непосредственными итогами Бородинского сражения стали, в тактическом плане, продвижение французов вперёд, занятие ими русских позиций, оставление русскими войсками поля боя и дальнейшее отступление русской армии.

В стратегическом плане Бородинская битва, в качестве ближайшего следствия, привела к отказу русского командования от попытки дать ещё одно сражение под стенами Москвы и к оставлению первопрестольной без боя.

Одна из целей кампании – занятие Москвы – была достигнута Наполеоном.

Другая задача кампании – разгром русской армии – не была выполнена Наполеоном, что и привело в итоге к его стратегическому поражению.

Поэтому, конечно, говоря о «победе Великой армии под Москвой», любые историки оговаривают нерешительный, половинчатый характер этой победы.

Речь не идёт о таком же поражении русской армии на поле боя, как при Аустерлице в 1805 или Фридланде в 1807 году, либо поражении самого Бонапарта под Лейпцигом в 1813 году. Русская армия отступила, но сохранила порядок и боеспособность.

Впрочем, главный вопрос, что считать в этих словах ключевыми: «отступила» или «сохранила порядок». Именно на первом либо на втором делают акцент историки и публицисты в зависимости от того, что они хотят выделить как основной итог битвы.

В русской патриотической историографии считается важным подчеркнуть, что избежание разгрома в генеральном сражении с Наполеоном уже можно считать победой.

Такая оценка отдаёт лукавством, а заодно и принижением качеств русской армии как якобы заведомо более слабого противника по сравнению с «Великой армией» Бонапарта, что, конечно же, в корне неверно.

И факт остаётся фактом: русская армия отступила, а французская продолжила наступление. Испокон веков победителем в сражении считался тот, кто занял поле боя.

Кто понёс больше потерь

Ещё одно соображение, используемое отдельными русскими историками, чтобы задним числом «оспаривать» у французов победу при Бородино, – потери, понесённые в нём армией Наполеона.

Вопрос о потерях сторон в Бородинской битве много раз освещался в литературе, и каждый раз по-разному. Оценки потерь колеблются между двумя полюсами.

Все сходятся только на том, что Бородинское сражение было самым кровопролитным однодневным сражением из всех, ранее известных истории.

Но в то время как одни историки уверяют, что «Великая армия» потеряла чуть ли не вдвое больше убитыми, другие дают точно такой же перевес потерь для русской стороны.

«Если французские потери, – пишет историк Николай Троицкий, – растут в подсчётах наших историков с 28 тыс. до 60 тыс.

человек, то русские примерно в той же пропорции сокращаются, дабы наша победа при Бородине выглядела эффектнее».

По методу, согласно которому надёжнее отталкиваться от минимума потерь, признаваемых документами каждой стороны, Троицкий устанавливает, что минимум французских потерь в Бородинской битве составляет 28,1 тыс., русских – 45,6 тыс. Реальные потери могут оказаться в том и другом случае больше, но, по-видимому, уже не намного.

Если принять эти последние подсчёты наиболее близкими к действительности, то выходит, что «Великая армия» сумела нанести русской армии в Бородинском сражении примерно в полтора раза больший урон, чем понесла сама. И уж в любом случае – не меньший. Это является дополнительным аргументом в пользу того, что эту битву можно счесть тактической победой Наполеона.

Есть, правда, один нюанс, который превращает эту победу в пиррову. Даже французская историография признаёт (это статистический факт), что потери «Великой армии» в командном составе оказались тяжелее, чем у русской.

В русской армии погибло, было ранено и взято в плен 23 генерала и 211 офицеров. У Наполеона аналогичные потери оказались вдвое выше: 47 генералов и 480 офицеров.

Это объясняется тем, что «Великая армия» в Бородинской битве постоянно атаковала, а генералы и офицеры в те времена сами вели своих солдат в атаку, идя впереди колонн, а не за их спинами.

Русская армия ослабла больше

Ещё одно простое соображение заставляет признать, что русская армия не выполнила задачу обескровить французскую армию в Бородинской битве.

Если бы наполеоновские войска в самом деле понесли при Бородине существенно большие потери, чем русские, то, очевидно, они не смогли бы продолжить наступление.

Это им пришлось бы отступить, и Москва не досталась бы неприятелю. Ведь перед началом Бородинской битвы силы сторон были примерно равны.

Здесь цифры, правда, тоже сильно расходятся. Но даже если принять, что французская армия существенно превосходила русскую по численности, тогда соотношение сил после битвы должно было стать для наших войск ещё менее благоприятным, чем было до битвы. По-любому, русская армия ушла от Бородино ещё более обескровленной, чем французская.

Шок в России

Наверное, лучшим показателем итогов Бородинского сражения служит его восприятие современниками. Получив (30 августа 1812 г.

) после битвы хвастливую реляцию Кутузова, Александр I распорядился звонить во все колокола о русской победе.

Однако спустя всего два дня, узнав о громадных потерях русской армии и о продолжении отступления, Петербург оделся в траур. Шоком для армии и страны стало оставление Москвы.

«Я помню, когда адъютант мой Линдель привез приказ о сдаче Москвы, все умы пришли в волнение: большая часть плакала, многие срывали с себя мундиры и не хотели служить после поносного отступления, или лучше, уступления Москвы… С рассветом мы были уже в Москве. Жители ее, не зная еще вполне своего бедствия, встречали нас как избавителей, но, узнавши, хлынули за нами целою Москвою! Это уже был не ход армии, а перемещение целых народов с одного конца света на другой», – вспоминал генерал Сергей Маевский.

«Хорошо одетые мужчины и женщины брели пешне, таща за собой детей своих и бедный запас пропитания… Гул от множества едущих и идущих был слышен весьма издалека и, сливаясь в воздухе, казался каким-то стоном, потрясающим душу», – писал купец Михаил Маракуев, один из организаторов ополчения в Ярославской губернии.

Кутузов во время оставления Москвы попросил своего адъютанта, 20-летнего князя Александра Голицына, провезти его через город так, чтобы «ни с кем не встретиться».

«По выезде из Москвы светлейший князь велел оборотить лицом к городу дрожки свои и, облокотя на руку голову, поседевшую в боях, смотрел с хладнокровием на столицу и на войска, проходившие мимо него с потупленным взором; они в первый раз, видя его, не кричали “ура”», – приводит историк Тарле записки неизвестного о 1812 годе, хранящиеся в военном архиве.

1812 год, Бородино, Наполеон

  • Особняк «Космодамианская 26» – это респектабельная деловая резиденция, расположенная на острове Балчуг (территория…
  • Садовническая ул., 59. Военно-хозяйственные склады («Склады Старого двора») (конец XVIII в.). Наряду с интендантскими нуждами…
  • Это самая значительная работа московского зодчего Н. Евланова. Строение имеет нечетное количество осей, придающих ему определенную динамику, его…
  • Садовническая ул., 5 — Доходный дом (начало XX в.) В начале Садовнической улицы привлекает внимание дом с необыкновенными балконами (дом…
  • Юсуповский дворец в Москве в Большом Харитоньевском переулке – одна из самых старых гражданских построек столицы. Архитектурный ансамбль…
  • Садовническая ул., 19, к. 1 — Особняк купца Ф.М.Наживина (1874 г., архитектор М.К.Геппенер). Небольшая эклектичная постройка,…
  • Завершена реставрация Дома Наркомфина — одного из самых ярких памятников эпохи конструктивизма. Здание на Новинском бульваре (дом 25,…
  • Садовническая ул., 73 стр.1. Доходный дом (1894) Архитектор А. К. Боссе.
  • Более 5 веков назад недалеко от Чистых прудов (тогда Поганых) заложили деревянный храм во имя архангела Гавриила. Тот храм, что мы видим…

Источник: https://vladimirtan.livejournal.com/485241.html

Бородинское сражение сентября 1812

Гибель француза. Битва на Березине поставила точку во всем сражении. Мифы и правда о бородинской битве

После сражения под Смоленском отступление русской армии продолжилось. Это вызвало открытое недовольство в стране. Под давлением общественного мнения, Александр I назначил М.И. Кутузова главнокомандующим русской армией.

В задачу Кутузова входило не только остановить дальнейшее продвижение Наполеона, но и изгнать его из российских пределов. Он также придерживался тактики отступления, однако армия и вся страна ждали от него решающего сражения.

Поэтому он отдал приказ искать позицию для генеральной битвы, которая была найдена у с. Бородино, в 124 километрах от Москвы.

Русская армия подошла к селу Бородино 22 августа, где по предложению полковника К.Ф. Толя была выбрана плоская позиция протяженностью до 8 км. С левого фланга Бородинское поле прикрывал труднопроходимый Утицкий лес, а на правом, проходившем по берегу р. Колочи, были воздвигнуты Масловские флеши – земляные стреловидные укрепления.

В центре позиции также были выстроены укрепления, получившие разные названия: Центральной, Курганной высоты, или батареи Раевского. На левом фланге были возведены Семеновские (Багратионовы) флеши. Впереди всей позиции, с левого фланга, у деревни Шевардино, также начал строиться редут, который должен был играть роль передового укрепления.

Однако подошедшая армия Наполеона после ожесточенного боя 24 августа сумела им овладеть.

Расположение русских войск. Правый фланг занимали боевые порядки 1-й Западной армии генерала М.Б. Барклая-де-Толли, на левом фланге стояли части 2-й Западной армии под командованием П.И. Багратиона, а Старую Смоленскую дорогу у деревни Утица прикрывал 3-й пехотный корпус генерал-лейтенанта Н.А.

Тучкова. Русские войска занимали оборонительное положение и были развернуты в форме буквы «Г». Такое положение объяснялось тем, что русское командование стремилось контролировать ведущие к Москве Старую и Новую Смоленские дороги, тем более что возникло серьезное опасение обходного движения противника справа.

Вот почему на этом направлении оказалась значительная часть корпусов 1-й армии. Наполеон же решил нанести свой главный удар по левому флангу русской армии, для чего ночью 26 августа (7 сентября) 1812 г. перевел основные силы через р.

Колочу, оставив для прикрытия собственного левого фланга лишь несколько кавалерийских и пехотных частей.

Начало сражения. Сражение началось в пять часов утра атакой частей корпуса вице-короля Италии Э. Богарне на позицию лейб-гвардии Егерского полка у с. Бородина. Французы овладели этим пунктом, но это был их отвлекающий маневр. Свой главный удар Наполеон обрушил против армии Багратиона. Корпуса маршалов Л.Н. Даву, М.

Нея, И. Мюрата и генерала А. Жюно несколько раз атаковали Семеновские флеши. Части 2-й армии героически сражались против превосходящего по численности противника. Французы неоднократно врывались на флеши, но всякий раз после контратаки оставляли их.

Лишь к девяти часам наполеоновские армии окончательно овладели укреплениями русского левого фланга, а попытавшийся в это время организовать очередную контратаку Багратион был смертельно ранен. «Душа как будто отлетела от всего левого фланга после гибели этого человека», – говорят нам свидетели.

Ярое бешенство, жажда мести овладели теми солдатами, которые были непосредственно в его окружении. Когда генерала уже уносили, кирасир Адрианов, прислуживавший ему во время битвы (подававший зрительную трубу и пр.

), подбежал к носилкам и сказал: «Ваше сиятельство, вас везут лечить, во мне уже нет вам надобности!» Затем, передают очевидцы, «Адрианов в виду тысяч пустился, как стрела, мгновенно врезался в ряды неприятелей и, поразив многих, пал мертвым».

Борьба за батарею Раевского. После захвата флешей основная борьба развернулась за центр русской позиции – батарею Раевского, которая в 9 и 11 часов утра подверглась двум сильным атакам противника.

Во время второй атаки войскам Э. Богарне удалось овладеть высотой, но вскоре французы были выбиты оттуда в результате успешной контратаки нескольких русских батальонов, возглавляемых генерал-майором А.П. Ермоловым.

В полдень Кутузов направил казаков генерала от кавалерии М.И. Платова и кавалерийский корпус генерал-адъютанта Ф.П. Уварова в тыл левого фланга Наполеона.

Рейд русской конницы позволил отвлечь внимание Наполеона и на несколько часов задержал новый штурм французами ослабленного русского центра. Воспользовавшись передышкой, Барклай-де-Толли перегруппировал силы и выставил на переднюю линию свежие войска.

Лишь в два часа дня наполеоновские части предприняли третью попытку овладеть батареей Раевского. Действия наполеоновской пехоты и конницы привели к успеху, вскоре французы окончательно захватили и это укрепление. В плен к ним попал руководивший обороной раненый генерал-майор П.

Г. Лихачев. Русские войска отошли, но прорвать новый фронт их обороны противник так и не смог, несмотря на все усилия двух кавалерийских корпусов.

Итоги сражения. Французы смогли достичь тактических успехов на всех основных направлениях – русские армии были вынуждены оставить первоначальные позиции и отступить примерно на 1 км. Но прорвать оборону русских войск наполеоновским частям так и не удалось.

Поредевшие русские полки стояли насмерть, готовые отразить новые атаки. Наполеон же, несмотря на настоятельные просьбы своих маршалов, так и не рискнул бросить для завершающего удара свой последний резерв – двадцатитысячную Старую гвардию.

Интенсивная артиллерийская перестрелка велась до самого вечера, а потом французские части были отведены на исходные рубежи. Победить русскую армию не удалось. Вот, что писал отечественный историк Е.В. Тарле: «Чувство победы решительно никем не ощущалось. Маршалы разговаривали между собой и были недовольны.

Мюрат говорил, что он не узнавал весь день императора, Ней говорил, что император забыл свое ремесло. С обеих сторон до вечера гремела артиллерия и продолжалось кровопролитие, но русские не думали не только бежать, но и отступать. Уже сильно темнело. Пошел мелкий дождь. «Что русские?» – спросил Наполеон.

– «Стоят на месте, ваше величество». – «Усильте огонь, им, значит, еще хочется, – распорядился император. – Дайте им еще!»

Угрюмый, ни с кем не разговаривая, сопровождаемый свитой и генералами, не смевшими прерывать его молчания, Наполеон объезжал вечером поле битвы, глядя воспаленными глазами на бесконечные груды трупов.

Император еще не знал вечером, что русские потеряли из своих 112 тысяч не 30 тысяч, а около 58 тысяч человек; он не знал еще и того, что и сам он потерял больше 50 тысяч из 130 тысяч, которые привел к Бородинскому полю.

Но что у него убито и тяжко ранено 47 (не 43, как пишут иногда, а 47) лучших его генералов, это он узнал уже вечером. Французские и русские трупы так густо устилали землю, что императорская лошадь должна была искать места, куда бы опустить копыто меж горами тел людей и лошадей. Стоны и вопли раненых неслись со всех концов поля.

Русские раненые поразили свиту: «Они не испускали ни одного стона, – пишет один из свиты, граф Сегюр, – может быть, вдали от своих они меньше рассчитывали на милосердие. Но истинно то, что они казались более твердыми в перенесении боли, чем французы».

В литературе встречаются самые разноречивые факты о потерях сторон, спорным является до сих пор и вопрос о победителе. В этой связи необходимо отметить, что ни один из противников не решил поставленных перед собой задач: Наполеон не сумел разгромить русскую армию, Кутузов – защитить Москву.

Однако огромные усилия, предпринятые французской армией, оказались, в конце концов, бесплодными. Бородино принесло Наполеону горькое разочарование – исход этой битвы нисколько не напоминал ни Аустерлиц, ни Иену, ни Фридланд. Обескровленная французская армия была не в силах преследовать противника.

Русская же армия, воюя на своей территории, за короткий срок смогла восстановить численность своих рядов. Поэтому в оценке этого сражения точнее всего был сам Наполеон, сказав: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы в нем показали себя достойными одержать победу.

А русские стяжали славу быть непобежденными».

РЕСКРИПТ АЛЕКСАНДРА I

«Михаил Илларионович! Настоящее положение военных обстоятельств наших действующих армий хотя и предшествуемо было начальными успехами, но последствия оных не открывают мне той быстрой деятельности, с каковою бы надлежало действовать на поражение неприятеля.

Соображая сии последствия и извлекая истинные тому причины, нахожу нужным назначение над всеми действующими армиями одного общего главнокомандующего, которого избрание, сверх воинских дарований, основывалось бы и на самом старшинстве.

Известные достоинства ваши, любовь к отечеству и неоднократные опыты отличных подвигов приобретают вам истинное право на  сию мою доверенность.

Избирая вас для сего важного  дела, я прошу всемогущего Бога, да благословит деяния ваши к славе российского оружия и да оправдаются тем счастливые надежды, которые отечество на вас возлагает».

ДОНЕСЕНИЕ КУТУЗОВА

«Баталия 26-го числа бывшая, была самая кровопролитнейшая из всех тех, которые в новейших временах известны.

Место баталии нами одержано совершенно, и неприятель ретировался тогда в ту позицию,  в которую пришел нас атаковать; но чрезвычайная потеря, и с нашей стороны сделанная, особливо тем, что переранены самые нужные генералы, принудила меня отступить по Московской дороге.

Сего дня нахожусь я в деревне Наре и должен отступить еще навстречу к войскам, идущим ко мне из Москвы на подкрепление. Пленные сказывают, что неприятельская потеря очень велика и что общее мнение во французской армии, что они потеряли ранеными и убитыми 40000 человек.

Кроме дивизионного генерала Бонами, который взят в плен, есть другие убитые. Между прочим Давуст ранен. Арьергардные дела происходят ежедневно. Теперь, узнал я, что корпус вице-короля Италианского находится около Рузы, и для того отряд генерал-адъютаната Винценгероде пошел к Звенигороду, дабы закрыть по той дороге Москву».

ИЗ МЕМУАРОВ КОЛЕНКУРА

«Еще никогда мы не теряли в одном сражении столько генералов и офицеров… Пленных было мало. Русские проявляли большую отвагу; укрепления и территория, которые они вынуждены были уступить нам, эвакуировались в порядке. Их ряды не приходили в расстройство… они храбро встречали смерть и лишь медленно уступали нашим отважным атакам.

Еще не было случая, чтобы неприятельские позиции подверглись таким яростным и таким планомерным атакам и чтобы их отстаивали с таким упорством. Император много раз повторял, что он не может понять, каким образом редуты и позиции, которые были захвачены с такой отвагой и которые мы так упорно защищали, дали нам лишь небольшое число пленных…

Эти успехи без пленных, без трофеев не удовлетворяли его…»

ИЗ РАПОРТА ГЕНЕРАЛА РАЕВСКОГО

«Неприятель, устроив в глазах наших всю свою армию, так сказать, в одну колонну, шел прямо на фронт наш; подойдя же к оному, сильные колонны отделились с левого его фланга, пошли прямо на редут и, несмотря на сильный картечный огонь моих орудий, без выстрела головы оных перелезли через бруствер.

В тоже самое время с правого моего фланга генерал-майор Паскевич с полками атаковал штыками в левый фланг неприятеля, за редутом находящегося.

Генерал-майор Васильчиков то же самое учинил на их правый фланг, а генерал-майор Ермолов, взяв батальон егерей полков, приведенных полковником Вуичем, ударил в штыки   прямо на редут, где истребив всех, в нем находящихся, взял генерала, ведущего колонны в плен.

Генерал-майоры Васильчиков и Паскевич опрокинули в мгновенье ока неприятельские колонны и гнали оные до кустарников столь сильно, что едва ли кто из них спасся.

Более действием моего корпуса описать остается мне в двух словах, что по истреблении неприятеля, возвратясь опять в свои места, держался в оных до тех пор против повторных атак неприятеля, пока убитыми и ранеными приведен был в совершенное ничтожество и уже редут мой занял г. генерал-майор Лихачев. Вашему Превосходительству самому известно, что генерал-майор Васильчиков собрал рассеянные остатки 12-й и 27-й дивизий и с Литовским гвардейским полком удерживал до вечера важную высоту, на  левой конечности всей нашей линии находящуюся…»

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЕ СООБЩЕНИЕ ОБ ОСТАВЛЕНИИ МОСКВЫ

«С крайнею и сокрушающею сердце каждого сына Отечества печалию сим возещается, что неприятель сентября 3-е число вступил в Москву. Но да не унывает народ российский. Напротив, да поклянется всяк и каждый воскипеть новым духом мужества, твердости и несомненной надежды, что всякое наносимое нам врагами зло и вред оборотятся напоследок на главу их.

Неприятель занял Москву  не от того, что преодолел силы наши или бы ослабил их. Главнокомандующий по совету с первенствующими генералами нашел за полезное и нужное уступить на время необходимости, дабы с надежнейшими и лучшими потом способами превратить кратковременное торжество неприятеля в неизбежную ему погибель.

Сколь ни болезненно всякому русскому слышать, что первопрестольный град Москва вмещает в себе врагов отечества своего; но она вмещает их в себе пустая, обнаженная от всех сокровищ и жителей.

Гордый завоеватель надеялся, вошед в нее, сделаться повелителем всего Российского царства и предписать ему такой мир, какой благорассудит; но он обманется в надежде своей и не найдет в столице сей не только способов господствовать, ниже способов существовать.

Собранные и отчасу больше скопляющиеся силы наши окрест Москвы не престанут преграждать ему все пути и посылаемые от него для продовольствия отряды ежедневно истреблялись, доколе не увидит он, что надежда его на поражение умов взятием Москвы была тщетная и что поневоле должен он будет отворять себе путь из ней силою оружия…»

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/borodinskoie-srazhieniie

Битва на Березине и еще 4 победы русских полководцев над Наполеоном

Гибель француза. Битва на Березине поставила точку во всем сражении. Мифы и правда о бородинской битве

26 ноября 1812 года началась переправа через Березину отступающей армии Наполеона, а 27 ноября произошли первые бои между французами и частями русской армии.

Французы, переправляясь через реку, были разбиты войсками под командованием адмирала Павла Чичагова и генерала Петра Витгинштейна.

Авангард армии Кутузова, которая преследовала “Великую армию” Наполеона от сгоревшей Москвы, находился в 115 километрах от деревни Студенки, где произошли основные бои.

К 29 ноября сражение было закончено, победа осталась за русской армией. Французские войска сумели переправиться на западный берег реки, однако потери были слишком велики: 21 тысяча человек из 40-тысячной армии погибли в ходе боев, замерзли или утонули. Отступающая армия потеряла значительную часть обозов, которые не смогли переправиться из-за сожженных мостов.

Сражение на Березине стало финальной битвой в ходе Отечественной войны. В течение следующих 2 недель русские войска преследовали замерзающих французов до самых границ Империи.

Однако Наполеон и его маршалы после неопределенности при Бородино и до самого перехода Немана проиграли еще несколько важных сражений.

Сегодня “РГ” решила вспомнить эти четыре победы, ставшие ключевыми в Войне 1812 года.

Тарутинский маневр

Одним из первых успехов русской армии после сдачи Москвы можно считать бой 18 октября при Тарутино в Калужской области. Именно после победы при Тарутине русские перешли в контрнаступление.

В боях принимали участие 26-тысячный авангард французской армии под командованием маршала Мюрата и 36-тысячная армия фельдмаршала Михаила Кутузова. Несмотря на несогласованность действий на поле боя, русским удалось одержать победу. Поражение под Тарутиным вынудило Наполеона покинуть Москву раньше запланированного срока – 19 октября началось отступление “Великой армии”.

Сражение под Малоярославцем

Наполеон планировал отходить на Смоленск по Старой Калужской дороге, однако поражение Мюрата при Тарутине вынудило французского императора свернуть на новую Калужскую дорогу. В районе Малоярославца русские войска под командованием генерала Дмитрия Дохтурова перекрыли “Великой армии” путь на Калугу.

Под Малоярославцем Наполеон со свитой чуть было не был пленен казаками атамана Матвея Платова, однако чудом избежал ареста

Городок, население которого составляло всего 1,5 тысячи человек, 8 раз 24 октября переходил из рук в руки, в итоге сгорел полностью. Маневры армии Кутузова под Малоярославцем вынудили Наполеона отступить на Смоленскую дорогу, разоренную французами при наступлении. Потери с обеих сторон были примерно одинаковы – около 6 тысяч человек.

Вторая Битва под Полоцком

Во втором сражении под Полоцком русскими войсками вновь командовал генерал Витгенштейн. Однако в отличие от августовских боев, когда русской армии пришлось отступить под натиском превосходящих сил противника, сражение 18-20 октября было выиграно чисто – Витгенштейн разбил 30-тысячный баварский корпус французской армии маршала Сен-Сира.

Сен-Сир, кстати, получил маршальское звание именно за победу под Полоцком в августе 1812 года

Взятие Полоцка русскими означало для Наполеона потерю ряда важных коммуникаций. Также императору пришлось отправить против Витгенштейна резервный корпус под командованием Виктора, тем самым ослабив отступающую армию.

Кроме того русские через несколько дней разбили спешившего в Полоцк Виктора. Витгенштейн дал сражение под Чашниками 31 октября. Еще через две недели 13-14 ноября объединенные силы Сен-Сира и Виктора потерпели третье поражение от Витгенштейна под Смолянами.

Сражение под Красным

В результате маневров и побед части русской армии вынудили Наполеона отступить из Смоленска, где находилась ближайшая база снабжения французской армии. Однако провианта на всех не хватило, а преследование армии Кутузова, приближение армии Чичагова и потеря Полоцка вынудило императора на дальнейшее отступление.

Войска под командованием генерала Михаила Милорадовича и фельдмаршала Кутузова дали несколько боев арьергарду французской армии под командованием маршала Мишеля Нея и генерала Евгения Богарне южнее Смоленска.

Главное сражение произошло под Красным и окончилось победой русской армии. Истощенные войска Наполеона избежали полного разгрома, но потеряли порядка 13 тысяч солдат убитыми и ранеными и около 26 тысяч пленными.

Дальнейшее отступление привело французов к Березине, где потерпели еще одно поражение в Русском походе.

Источник: https://rg.ru/2013/11/26/berezina-site.html

Юрист ответит
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: