Тюрьма что там. Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме? ИВС. Не верь

Содержание
  1. Быт в российской тюрьме –
  2. Ася Карпина
  3. Путинские тюрьмы #2 ИВС
  4. Не нужно бояться, нужно знать!
  5. Изолятор Временного Содержания “Крылатское”
  6. В российских тюрьмах последствия коронавируса могут оказаться катастрофическими мы спросили экспертов, что с этим делать и не нужно ли выпустить заключенных
  7. Альберт Зарипов
  8. Ева Меркачева
  9. Анастасия Коптеева
  10. Как выжить в местах лишения свободы
  11. Сизо и ивс
  12. Приговор
  13. Медосмотр
  14. Тюрьма
  15. Мама, меня задержали! Как добиться оправдательного приговора
  16. Как вести себя при задержании
  17. Первый допрос. Что надо знать
  18. СИЗО
  19. Знакомство с сокамерниками и общение в камере. Что можно и чего нельзя говорить
  20. Этап досудебного расследования
  21. Как защищать себя от произвола следствия
  22. Чем тюрьма отличается от зоны
  23. Отношения подследственного с охраной и конвойными
  24. Быт в тюрьме. Чем заняться в заключении
  25. “Черные” и “красные”
  26. Судебные слушания
  27. Как вести себя на суде
  28. Приговор. Развязка
  29. Апелляция и кассация

Быт в российской тюрьме –

Тюрьма что там. Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме? ИВС. Не верь

Тюрьма — это всегда плохо, но это не самое страшное, что может с человеком произойти. Тюрьма — конечная вещь: она рано или поздно проходит.

Анна Клименко

Координатор благотворительного фонда “Русь сидящая” в Санкт-Петербурге

По данным ФСИН на 1 мая 2020 года в российских уголовно-исправительных учреждениях содержится 511.030 человек.Это число почти равно населению Таллина и Люксембурга вместе взятых.

Около трети осужденных отбывают сроки от 5 до 10 лет.

Столько же — выходит условно-досрочно или в связи с заменой наказания на более мягкое.

Большая часть людей, попавших за решётку, отсиживает срок до конца.

При этом более 50% осужденных вернётся в тюрьму снова.

Мы поговорили с бывшими заключёнными и с теми, кто находится за решёткой сейчас, узнали, как работает благотворительность в колониях, и составили расписание дня, проведённого на зоне. Но для начала предлагаем разобраться в системе уголовно-исправительных учреждений и понять, чем зоны отличаются друг от друга:

Во многом тюремный быт зависит от колонии, в которую попадает заключённый.
Все лагеря разные, найти два одинаковых — невозможно. 

Помимо этого на правила внутреннего распорядка влияет режим, условия содержания, администрация, сокамерники.

Зеки-первоходы по-другому себя ведут, нежели те же второходы.
Было намного комфортнее сидеть со вторыми: они стараются обустроить быт как дома. Веник из подручных материалов сделают, мешать тебе не будут.

Руслан Вахапов

Бывший заключённый ИК-1 Ярославской области

Работы мало. Зарплаты рублей по сто. Некоторые сами платят, чтобы работать. Это делают для личного пространства хоть какого-то и чтобы в душ лишний раз сходить. Но главное: в твоём деле будет указано, что ты работаешь, а это повышает вероятность получить УДО.

Фёдор Верещагин

Отбывает наказание в колонии

Практики никакой нет. Обучения никакого толком не происходит. Никто не будет с тобой заниматься, ты предоставлен самому себе. Если действительно хочется чему-нибудь научиться, то ты сам всё организуешь: можешь почитать учебники, подойти к мастеру. У меня есть диплом, но я всё узнал на практике, когда приходилось что-то строить, ремонтировать. Училище мне ничего не дало.

Артемий Зайцев

бывший заключённый ИК-4 Калужской области

Я каждую неделю передачки себе делаю. Живет таджик тут, и ему никто передачки не делает, ну я за тысячу покупаю у него лимит. Или можно найти вольного, кто рядом живет. Только они правило придумали дурацкое: еды я не могу более 20 кг в 3 месяца себе передавать.

Фёдор Верещагин

Отбывает наказание в колонии

У нас в колонии на 500 человек из лекарств были только капли для носа. Не было даже парацетамола. На всю область, а это около пяти колоний, был один стоматолог. Как-то зуб заболел, иду к врачу запломбировать, а он предлагает вырвать. У него банально не было оборудования.

Руслан Вахапов

Бывший заключённый ИК-1 Ярославской области

Я никогда не ела в столовой. Я вегетарианка и всю еду делала себе сама. У меня был такой супер-большой контейнер, в который влезает очень много моркови. Я её тёрла, закидывала туда кедровые орехи, поливала все это оливковым маслом и, если у меня был сыр, закидывала туда фету. Хватало на несколько дней. Еще я готовила гречку и фунчозу, потому что их можно не варить, а заварить просто. 

Мария Алёхина

Бывшая заключённая ИК-28 Пермской области и ИК-2 Нижегородской области

Вы же понимаете, что там не ангелы сидят. Недавно письмо приходит: заключённый пишет, мол, я такой бедный, сирота, впервые попал в колонию, никто мне не может помочь. А карандашом между строк от цензора: “Сидел семь раз”.

Анна Клименко

Координатор благотворительного фонда “Русь сидящая” в Санкт-Петербурге

Длительные свидания выглядят так: родственники приезжают с продуктами и вы можете провести вместе до трёх дней. Комнат у нас было 12. Обычные и люкс. Обычных семь. Это коридор с комнатами, в которых нет ничего особенного: телевизор, кровать одна, реже — две, столик, посуда и прочее.

А люкс это помещение, где не семь комнат, а три. Они получше: кровать и телек по-больше. Были вообще помещения индивидуальные как квартира. Готовишь себе сам из того, что родные привезли. Одеваться там можно как хочешь. В основном там люди едят.

Едят то, чего не хватает, мне лично не хватало овощей и фруктов.

Артемий Зайцев

бывший заключённый ИК-4 Калужской области

Бритвы на Вольске были запрещены. Мы пользовались эпиляторами вольными или в магазине покупали, либо нитками дергали себе сами. 

Алёна Кузнецова

Бывшая заключённая ИК №5 Саратовской области

Бани там вообще шикарные: тазики, четыре кранчика на 20-30 человек, иногда — больше. Зимой, когда есть отопление, — мойся, пожалуйста, всё нормально. Летом проблема вставала остро: нет горячей воды. Она, конечно, грелась, но кто первый, тот и съел. Большинство мылось холодной водой.

Алёна Кузнецова

Бывшая заключённая ИК №5 Саратовской области

Когда я вышел из тюрьмы, то начал сотрудничать с “Русью”. Жена моя тоже там работает. Нам в огромном количестве приходят письма, мы даже не в состоянии на всё отвечать. В основном, люди просят средства гигиены, еду, одежду. Большинству не в чем даже выйти из тюрьмы после освобождения, так как их гражданская одежда тупо сгнивает за несколько лет. 

Руслан Вахапов

Бывший заключённый ИК №1 Ярославской области

  • Вариант 1: деньги – Не стоит переводить большую сумму разово, лучше оформить систематическое небольшое пожертвование в 100-300 рублей. Это позволит благотворительной организации, например, “Руси сидящей” или “Комитету против пыток”, сформировать бюджет на несколько месяцев вперёд.
  • Вариант 2: вещи и продукты – Принести одежду, обувь, продукты или средства личной гигиены в Фонд “Русь сидящая”. Сотрудники организации отправят всё необходимое в места лишения свободы.
  • Вариант 3: письма – В колонии заключённым не хватает личного общения, поэтому письма для них порой важнее передачек с продуктами. К сожалению, узнать адреса всех заключённых возможно разве что через благотворительные фонды после их согласия, но можно писать политическим заключённым. Найти их данные можно, например, на сайте правозащитного центра “Мемориал”, а отправить письмо через ФСИН-Письмо или обычной почтой (во втором случае в конверт нужно вложить марки, лист бумаги и чистый конверт, чтобы заключённый мог написать ответ).

Ася Карпина

Источник: https://zekovnet.ru/den-v-turme/

Путинские тюрьмы #2 ИВС

Тюрьма что там. Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме? ИВС. Не верь
Неволя

В России никто не может чувствовать себя в безопасности – ни министры, ни политики, ни бизнесмены, ни силовики, ни ученые.

Когда меня посадили в тюрьму, шел 2013 год. Михаил Ходорковский еще был личным узником Путина, Pussy Riot показательно сидели где-то на зоне. Сергея Полонского еще не поймали и не отпустили.

Никто не мог подумать о том, что всемогущего министра Алексея Улюкаева осудят на 8 лет, что одного за другим российских губернаторов будут арестовывать и сажать в СИЗО. Илья Понамарев и Сергей Удальцов возглавляли “Болотную оппозицию”. Крым был Украинским, а россияне спокойно ездили отдыхать в Турцию и Египет.

Войны не было ни на Донбассе, ни в Сирии. Никаких санкций против России не принималось, а доллар стоил 35 рублей. Политическая ситуация казалась стабильной и российский народ стал к этой стабильности привыкать.

На улице шел XXI век во всей его красоте: мир вошел в эпоху всевозможных гаджетов, социальных сетей, видеоблоггеров и инстаграмщиков. Мировые автогиганты презентовали беспилотные авто и электромобили. Наступила постинформационная эпоха везде, кроме российской тюрьмы – бессмысленной и беспощадной.

Мы попытаемся увидеть российскую тюрьму XXI века без преувеличений, такую, какая она есть.

Не нужно бояться, нужно знать!

Мой конвойный приехал около 05:00 утра в Следственную Часть Следственного Управления по СЗАО г. Москвы после того, как следователь выписал арест на 48 часов на основании несуществующего материла проверки.

Конвойный был азиатом крепкого сложения, необычайно спокойный и вежливый. У меня взяли отпечатки пальцев древним способом с помощью чернил и мы отправились в изолятор временного содержания района «Крылатское» г. Москвы.

Голова сильно болела, потому что всю ночь били оперативники. В травмпункте врач зафиксировал побои.

Изолятор Временного Содержания “Крылатское”

Прогулочный дворик ИВС

ИВС – это уже вполне себе тюрьма. Там есть камеры на несколько человек, деревянные «нары», стол, туалет. В общем обычная камера, только необжитая. Полицейские дают кипяток несколько раз в день и еду в алюминиевой посуде. Один раз в сутки прогулка в бетонном дворике в течение часа. На полу лужа, над головой небо за решеткой.

Длина дворика 32 уверенных шага или 35 неуверенных. Сокамерников оказалось двое: один узбек (азиат) с перебинтованной головой, второй – дед-мошенник. Азиат за 2 дня вставал несколько раз, остальное время спал. Полицейские при задержании били его так, что сделали ему сотрясение мозга. Дед-мошенник был разговорчив, так как сидел уже не в первый раз.

В этот раз его «взяли» за то, что он получал пенсию с банковской карты его умершего родственника. Дед показался мне подозоительным. Он начал подробно расспрашивать меня о моей жизни, об обстоятельствах дела и т.д. Полиция иногда специально подсаживает своих агентов для выяснения подробностей. Их называют «подседка».

Был ли мой дед «подседкой», я не знаю, но болтать с ним было по меньшей мере глупо, по большей мере опасно.

Еда в алюминиевой посуде

В этот момент я был уверен, что через 48 часов буду дома, так как арестовывать меня было не за что. Тогда я верил в Государство и в то, что там «на верху» сейчас разберутся и отпустят меня.

Однако за то время, пока я был в ИВС, по центральному телевидению показали сюжет обо мне. Откуда телевизионщики узнали, что я преступник, я не знаю, но им оказалось виднее, чем следствию и суду.

Этого оказалось достаточно, чтобы запустить всю мощь государственной репрессивной машины в отношении меня.

Обход несколько раз в час

Необходимо было решить проблему за пару дней, в чем я был уверен на 100%. В этот момент моя жена была на 8-м месяце беременности и уехала погостить к родственникам на несколько дней.

Еще не хотелось беспокоить маму, поэтому я стал ждать суд по мере пресечения, думая, что этим мое заключение и ограничится. Выходные прошли в ИВС, а в понедельник полицейские принесли мне продуктовую передачу и сказали, что едем в суд.

В передаче были бутерброды, такие, как умеет делать только моя мама. Комок подступил к горлу. Мама знает…

В России любой человек может попасть в тюрьму. Выжить в ней можно, если знать что и как устроено. На этом канале “КАК ВЫЖИТЬ В ТЮРЬМЕ” я подробно расскажу как устроена Российская тюрьма и раскрою суть тюремных понятий! Все посты связаны между собой и изложены в той последовательности, как происходили. Все истории реальные, в некоторых случаях немного изменены имена. Подписывайтесь на КАНАЛ, ставьте ЛАЙК!

Путинские тюрьмы #1 Начало

Путинские тюрьмы #2 ИВС

Путинские тюрьмы #3 Арест

Путинские тюрьмы #4 Прием в СИЗО

Путинские тюрьмы #5 Карантин

Путинские тюрьмы #6 Уклад

Путинские тюрьмы #7 АУЕ

Путинские тюрьмы #8 Распределение

Путинские тюрьмы #9 Хата

Путинские тюрьмы #10 Быт

Путинские тюрьмы #11 Игра в Арестантов

Путинские тюрьмы #12 Микроклимат хаты

Путинские тюрьмы #13 Рома “Армянин”

Путинские тюрьмы #14 Кровожадность

Путинские тюрьмы #15 Ломовой

Путинские тюрьмы #16 Разводилы

Путинские тюрьмы #17 “Четверки”

Путинские тюрьмы #18 Кто? За что?

Путинские тюрьмы #19 Решение конфликта

Путинские тюрьмы #20 Следак

Путинские тюрьмы #21 Следак 2

Путинские тюрьмы #22 Антивирус

Путинские тюрьмы #23 Антивирус. Послевкусие

Путинские тюрьмы #24 Тюремные будни

Путинские тюрьмы #25 Продленка

Путинские тюрьмы #26 Гайоц

Путинские тюрьмы #27 Опознали по форме носа

Путинские тюрьмы #28 СуициDник

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c13a2bdf41cf900adacc1fb/putinskie-tiurmy-2-ivs-5c13f8de753ff300a8abb8f1

В российских тюрьмах последствия коронавируса могут оказаться катастрофическими мы спросили экспертов, что с этим делать и не нужно ли выпустить заключенных

Тюрьма что там. Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме? ИВС. Не верь

Из-за эпидемии коронавируса Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) запретила заключенным свидания с родственниками, а также пообещала, что если в колониях появятся заболевшие, их госпитализируют в гражданские больницы.

Правозащитники, в свою очередь, призывают отпустить обвиняемых в нетяжких преступлениях из СИЗО, чтобы снизить риск распространения вируса, — подобные меры уже предприняли в Иране и в некоторых штатах США.

«Медуза» спросила у членов и правозащитников, что будет, если коронавирус проникнет в места лишения свободы, и не нужно ли выпустить заключенных, чтобы избежать их массового заражения.

Альберт Зарипов

член ОНК Татарстана

Если у нас даже гражданские больницы не готовы к массовым вспышкам, то что говорить о тюремных? Это не санатории-профилактории, места изоляции, разумеется, не готовы к массовому заболеванию коронавирусом.

Я надеюсь на то, что в исправительные колонии вирус все-таки не занесут. Сейчас ввели ограничительные меры для свиданий, я это целиком поддерживаю. Ограничили даже короткие свидания, которые проводятся по телефону за стеклом.

Значит, решили действовать по максимуму, но это хорошо. 

Те, кто находится в местах лишения свободы, более защищены, чем люди на свободе. Но если вирус, не дай бог, просочится, то это может произойти через следственные изоляторы, куда доставляются люди, которые были задержаны недавно. И если кто-то заразится, то заболеют все и смертность будет высокая.

Все зависит от региона, в каждом из них своя система. Где-то, конечно, умолчат, закроют в штрафной изолятор, выживет не выживет, и если умрет, поставят какой-нибудь непонятный диагноз. Где-то, наоборот, сделают все, чтобы взять анализы, протестировать на коронавирус.

Если на свободе вдруг все заболеют этим вирусом, всем тоже не хватит ИВЛ. Конечно же, в тюрьмах тоже никто не был к этому готов, не знал, что что-то случится, что надо закупать ИВЛ, и сейчас тоже не пойдешь, не купишь их просто так. Если заболеет один-два человека в колонии, то их смогут нормально лечить, если 100–200, то уже нет. 

В колониях многие болеют ВИЧ и туберкулезом. Но официально нет информации, насколько опаснее людям с ВИЧ и туберкулезом болеть коронавирусом. При ВИЧ многие умирают от пневмонии, поэтому в причине смерти поставят СПИД, а не коронавирус, даже если человек им болел, и выявлять-то, наверное, его никто не будет. 

Если ситуация будет ухудшаться и будет дефицит продовольствия, то, чтобы не кормить заключенных, их можно выпустить на какое-то время. Но для профилактики коронавируса самое эффективное — закрыть колонию на карантин, и, повторю, тогда места безопаснее не найти.

Нужно остановить все этапы, выделять в следственных изоляторах специальные места для вновь прибывших, чтобы ограничить контакт. Кроме того, предпочтительнее отправлять людей под домашний арест, чем сажать в изолятор. Больше внимания нужно уделить и сотрудникам ФСИН: проверять температуру, а не верить на слово, что они себя нормально чувствуют.

Ева Меркачева

член ОНК Москвы, член президентского совета по правам человека

Если возникнет заражение в местах лишения свободы, остановить это будет очень сложно, потому что, в частности, в СИЗО большая скученность, у людей пониженный иммунитет. Они не могут есть то, что они бы ели дома, витаминов не хватает, плюс стресс. Поэтому распространение заболевания будет моментальным, если это произойдет. 

Как изолировать заболевших и тех, кто с ними контактировал — если количество одиночных камер в СИЗО ограничено, — неясно. В каждом СИЗО, рассчитанном на 2000 человек, это 20–30 камер. В Москве только одна больница в СИЗО — в Матросской Тишине, — а в регионах некоторых одна больница на область. 

Есть еще и тяжелые категории — это в первую очередь больные ВИЧ. Очевидно, что если пойдет заражение, первые, кого надо будет спасать, — это они. Вторая категория — это туберкулезные больные и старики. Как ни странно, у нас очень много стариков за решеткой. Эти люди самые незащищенные, спасти их будет очень сложно. 

Единственный вариант — это полностью изолировать СИЗО и колонии. В колониях проще, им уже запретили свидания. В СИЗО это сложнее, потому что люди там находятся до приговора и с ними должны проводиться следственные действия, иначе зачем они там сидят? Без этого их надо выпускать тогда.

Они там не отбывают наказание, а сидят на время расследования преступления, они еще не виновны. По-хорошему, всех, кто сейчас в СИЗО, надо отпускать. Если не отпускать и при этом не проводить следственные действия, то это время в изоляции надо как-то потом учитывать по-особому, день за десять.

Потому что в это время вообще ничего не будет происходить.

Температурный контроль, который ввели во многих СИЗО, вообще не показателен. Вот зашел человек с улицы, ему меряют, а у него . И это ни о чем не говорит, это все очень условно. Но и отказаться полностью от сотрудников никак нельзя. Если доводить их количество до минимального, тогда им надо тоже жить в СИЗО, чтобы быть изолированными от внешнего мира. 

Чем еще опасна нынешняя ситуация? В пенитенциарной системе всегда есть риск насилия. Мы не знаем, как будут себя вести заключенные даже друг с другом. Вдруг, например, одна группа заключенных начнет качать права и прессовать другую группу — кто будет вмешиваться? Без сотрудников тут никак.

Но сотрудники тоже в стрессе, и если они сами начнут проявлять жестокость, то остановить пытки и установить, что они были, будет невозможно, потому что прокурор не зайдет туда — карантин, члены ОНК тоже, адвокаты тоже. В полной изоляции могут такое устроить, что потом никогда ни за что не поправить.

С любой стороны получается, что тюрьмы — самое опасное место. 

Заявление ФСИН популистское, никаких тестов на коронавирус никто до сих пор в СИЗО не видел. Там лекарств и марлевых повязок даже не хватает.

И в какую больницу вывозить больных из мест лишения свободы? Какая гражданская больница примет заключенных? Любой заключенный в гражданской больнице находится под конвоем.

Где найти столько сотрудников? Как страна не готова к коронавирусу, так и тюремная система тоже. 

Мы в СПЧ активно обсуждаем, что делать с местами лишения свободы сейчас. Кто-то предлагает срочно доложить напрямую президенту о ситуации и попросить освободить часть заключенных по нетяжким статьям.

Кто-то предлагает обратиться в парламент, чтобы там инициировали закон, который позволит президенту своим указом освобождать отдельные категории в случае чрезвычайных ситуаций. Но это может быть очень долго процедурно.

Кто-то категорически против освобождения кого-либо, потому что считает, что в тюрьмах у нас сидят несознательные граждане и как только их освободят, они будут источником распространения инфекции, потому что они не станут соблюдать карантин. Пока что мы застряли в своих обсуждениях. 

Я полагаю, что нужно действовать скорее, потому что последствия могут быть необратимыми. 

Анастасия Коптеева

руководитель Забайкальского правозащитного центра, партнер «Зоны права»

Я уже более 20 лет работаю со сферой тюремной медицины. Тюремные врачи толком не научились лечить такие известные и распространенные заболевания, как пневмония, туберкулез, гепатит и ВИЧ-инфекция.

При ВИЧ некоторым заключенным даже долгое время не могут выявить болезнь и советуют полоскать горло перекисью водорода с водой, потому что других лекарств нет.

Поэтому я с большим трудом представляю, как система ФСИН собирается победить коронавирус, если он проникнет за решетку. Все упрется в несовершенство и неповоротливость этой системы. 

В постановлении ФСИН от 18 марта говорится, что в случае выявления коронавируса у лиц под стражей, их будут лечить в гражданских клиниках. Я могу сказать по собственному опыту, что госпитализация обвиняемых и осужденных в обычные клиники — это невероятно сложно. Сначала руководство медико-санитарной части должно найти клинику, которая согласится к себе взять такого больного.

В условиях эпидемии, скорее всего, больницы и без того [будут] переполнены. Не думаю, что там обрадуются такому контингенту. Во-вторых, встанет вопрос финансовый, потому что, чтобы поместить заключенного в гражданскую клинику, ФСИН должна заключить договор по оплате госпитализации. Но самый сложный вопрос — вопрос конвоирования.

Для конвоя одного заключенного как минимум выставляют 4–6 человек. А во многих колониях и СИЗО существует острая кадровая нехватка. На все согласования уходили по моему опыту недели, а то и месяцы. Нам говорили, что нет конвоя и нет возможности этапировать. Кроме того, нужно обеспечить защиту конвоя тоже, а у нас в гражданских-то больницах в Забайкалье нет защитной одежды.

И конвой же должен находиться рядом с больным круглосуточно.

По моему опыту всех больных из неволи, когда их привозили в гражданские клиники и помещали в палату, всех до единого приковывали наручниками к кроватям.

Был случай, когда молодого парня Ивана Шайдулина, обвиняемого в краже и заболевшего опухолью мозга в четвертой стадии, привозили в больницу и проводили лучевую терапию в наручниках.

А из-за этого больной не может никуда повернуться и образуются пролежни. Думаю, если провести аналогию с больными коронавирусом, все было бы точно так же. 

Мы получаем жалобы от заключенных, что тюремные камеры по-прежнему остаются переполненными. С учетом того, что до сих пор в системе ФСИН не существует изоляции больных от здоровых и есть случаи, когда человек попадает в тюрьму и заражается туберкулезом, гепатитом, то нельзя исключить, что может случиться и массовое заражение коронавирусом. 

Реальный случай — парня из Чечни отправили отбывать наказание в Забайкалье. Он сразу заболел и заразился туберкулезом. Болезнь развилась до такой степени, что ему требовалась операция по удалению шести пораженных ребер. Мы настаивали на том, чтобы его увезли во фтизиопульмонологический центр в Чите.

Во ФСИН отказали, сказав, что в системе есть своя больница для лечения туберкулеза. В итоге этого тяжелобольного, умирающего парня этапировали в столыпинском вагоне, повезли в Астраханскую область. Он ехал туда два месяца в нечеловеческих условиях. Его прооперировали и, не дав ему пройти реабилитацию, этапировали обратно.

Он провел в пути в общей сложности четыре месяца, и как он выжил, вообще неясно.

Если такое происходит с известными болезнями, по которым уже давно существуют стандарты и протоколы, рекомендации ВОЗ, практика ЕСПЧ, то я с трудом представляю, что они будут делать с коронавирусом. ФСИН — это чрезвычайно закрытая система, и мы можем вообще никогда не узнать, что там люди заболели и умерли от коронавируса.

Смерть человека в изоляции могут списать на что угодно. Я считаю, что в первую очередь нужно решить кадровую проблему отсутствия врачей-инфекционистов. Таких врачей в системе ФСИН можно по пальцам пересчитать, они на вес золота.

Почему в тюрьмах не могут лечить туберкулез и ВИЧ? В том числе потому что врачей нет, особенно в отдаленных колониях. 

Нужно также поднимать вопрос о медикаментах и медицинском оборудовании. Я не берусь сказать, если ли аппараты ИВЛ в тюремных больницах. В профильных туберкулезных учреждениях они могут быть в незначительном количестве, но что касается медико-санитарных частей, которые есть при каждом учреждении, то их там нет, конечно.

Записала Фарида Рустамова

Источник: https://meduza.io/feature/2020/03/20/v-rossiyskih-tyurmah-posledstviya-koronavirusa-mogut-okazatsya-katastroficheskimi

Как выжить в местах лишения свободы

Тюрьма что там. Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме? ИВС. Не верь

› Полезная информация

  • 1 Сизо и ивс
  • 2 Приговор
  • 3 Медосмотр
  • 4 Тюрьма

Попаданию в места лишения свободы предшествует ряд неприятных обстоятельств – задержание, арест, допросы, обвинение. Оказавшись впервые в тюрьме, осужденный испытывает стресс. Далеко не каждый владеет информацией о том, как нужно правильно вести себя в подобных учреждениях.

Сизо и ивс

В Сизо и ивс находятся: -«первоходы» (получившие первый срок); -«засиженные» (те, кто отбывает не первый свой срок).

В тюрьме нет наездов, у людей свои заботы и дела, главное – вести себя правильно. Многое зависит от вашего поведения в тюрьме, в частности, отношение к вам коллектива сокамерников.

Для начала вас поместят в ИВС, позже – отправят в СИЗО.

  Подбирайте слова, общаясь с заключенными, в тоже время, не забывайте о правилах приличия. 

Также вежливое обращение с сотрудниками играет исключительную роль во время нахождения в местах лишения свободы. Для того чтобы «гнобить» вас на допросе, сотрудникам необходимо настроиться.

Немаловажно для сотрудника и социальное положение обвиняемого. Люди, которые оказываются на зоне или крытой тюрьме — СИЗО) – не случайны.

Вам кажется, что перед вами бомж, которого трясет от выпитого, а по выходу на свободу этот бомж может оказаться авторитетом.

Если в адрес этого человека от вас доносились оскорбления, то вам этого не простят: оказавшись с ним в камере, вам будет совсем не сладко.

Приговор

Вам вынесен приговор. С этого момента вы арестант. Паниковать, показывать страх в этом случае — последнее дело. Неважно, отказываетесь ли вы от обвинения или принимаете его – помните статью, по которой вы отбываете срок. Когда вы будете переведены, и конвой задаст вопрос, вы должны четко назвать статью, по которой осуждены, также как фамилию, имя и отчество.

Помните: на вас смотрит не только конвой, но и ваши «коллеги» по несчастью: у них складывается впечатление о том, кто вы. Поняв вашу слабость, ваши «соседи» могут воспользоваться этим и плохо с вами поступить.

Перед тем как оказаться за воротами ИВС, необходимо по акту получить все изъятые у вас вещи. Если обнаружили недостачу, не ставьте роспись в разделе «Претензий не имею». Не поддавайтесь на хамство и на то, что вас будут поторапливать. О том, что обнаружена недостача в вещах, необходимо уведомить бугра вертухаев (начконвоя).

Прибыв в СИЗО пишется жалоба на имя прокурора.

Когда охрана приходит обыскивать помещение камеры, звучит требование «раздеться», истерики и скандалы – это последнее дело. Только сделаете хуже себе, скрутят и обыщут насильно, согласно инструкции.

Медосмотр

При прохождении медосмотра возмущения неуместны, даже если берут мазок из ануса.
Если при задержании вы были избиты, попросите в медчасти задокументировать побои. После пишется жалоба прокурору. Доказать не получиться, но полиции кровь испортите, кроме этого, получите весомый козырь в свою пользу. Во время очередного этапа трогать вас не будут.

Тюрьма

По приезду, окажитесь на карантине. Это еще не камера, в которой отбывают срок. Это временное жилище с тюремными порядками.
Постельных принадлежностей у вас не будет. Обратитесь за помощью к родным, чтобы те переслали вам все необходимое, в дорожной сумке.

Большое количество дорогостоящих вещей привозить не надо – могут отобрать при обыске, выпросить. Да и кто его знает, с кем вы будете жить в камере. Дождитесь момента, когда обживетесь в камере, тогда можно просить все, что нужно. Заходя в камеру, поздоровайтесь бодро «Здорово!». В камере может быть разношерстная публика – «блатные», «черти», «пидоры».

Если нары и шконки заняты, не топчитесь у дверей. Пройдите вперед, поставьте вещи рядом.

Если что-то упало, смотрите по обстоятельствам – если на чистое место, отшутитесь и скажите «упало на газету», если у параши – лучше не поднимайте, это самая быстрая дорога в «петушатник или обиженку».
Да и обязательно надо поинтересоваться, где находятся обиженные, чтобы избежать с ними контакта и вас самих не перегнали к ним в угол.

Справлять нужду, только, когда никто не ест и не пьет за столом. Если же очень надо по маленькому, то спросите разрешения, обратившись со словами: «Я зайду?». Иначе этот человек может по понятиям «масть» поймать и стать опущенным и вам за это он припомнит при случае.

В камере и на зоне лучше молчать и слушать, что говорят, о своих делах лишнего не говорить. При разговоре с блатными четко фильтровать каждое свое слово, иначе могут попросить ответить за базар или подвести. Сказанное слово в тюрьме в стократ весомее, чем на воле. Много очень много тонкостей и первоходу сложно понять весь уклад тюремной жизни.

  В тюрьме сразу поймут, какой вы человек и играть нет смысла, опытные зеки рецидивисты отличные психологи, нельзя их недооценивать. Учитесь потихоньку, задавайте вопросы, не стройте из себя матерых сидельцев. 

Свободную шконку лучше занять подальше от параши.

И походите, на какие-нибудьвиды единоборств, за забором этот навык очень сильно пригодится. А в нашестрашное время присесть можно просто за то, что ты кому то не понравился ипопробуй потом из камеры докажи, что ты не верблюд.

Как выжить в местах лишения свободы Ссылка на основную публикацию

Источник: https://fsin-pismo-gid.ru/poleznaya-informatsiya/kak-vyzhit-v-mestah-lisheniya-svobody

Мама, меня задержали! Как добиться оправдательного приговора

Тюрьма что там. Тюрьма: как выжить в Российской тюрьме? ИВС. Не верь

От сумы да от тюрьмы не закрекайся, как известно. Но многие ли из нас знают, что делать, если… Как себя вести, если вас задерживают и куда-то везут, а вы еще сами не знаете, за что?

Reconomica пообщалась с человеком, который прошел все этапы — от задержания до оправдания судом. Для нас это немного неформатный материал, но мы решили его опубликовать, поскольку он очень интересный.

Фактически, это правовая консультация для тех, кто неожиданно попал в такую ситуацию, а также несколько ценных бытовых советов по поведению в неволе, которые может дать только взгляд изнутри.

Интервью дано на условиях анонимности.

Как вести себя при задержании

03 июня 2015 года в моей жизни произошло событие, развитие которого перевернуло все мое представление о судебной системе в Российской Федерации, о людях, занимающих должности в правоохранительных органах, а также обо всех наших законах и их применении в отношении граждан России.

Произошло все это в одном из северных городов. В 19.30 я, как обычно ужинал в одном из кафе нашего замечательного города. Из посетителей в заведении были только я и девушка, с ней у нас проходила деловая встреча, на которой мы обсуждали предстоящий закрытый показ одного из фильмов, вышедших на днях в прокат кинематографа.

Я закончил прием пищи и отодвинул от себя тарелку, как вдруг в кафе ворвались люди в масках, и несколько в гражданке, всего их было человек 15. Приказали поднять руки, указать, имеются ли при мне запрещенные предметы, нож, пистолет или что либо другое. После этого меня заковали в наручники и, наклонив голову, вывели на улицу.

Усадили в незнакомый мне автомобиль, и повезли в неизвестном направлении.

В подобных случаях я рекомендую не сопротивляться, разговаривать как можно вежливее и самое главное — не паниковать!

И вот с этого момента началось все самое “интересное” в моей жизни.

Первый допрос. Что надо знать

Лично я рекомендую на первом допросе или очной ставке, воспользоваться ст. 51 Конституции РФ. Если коротко, она гласит о том, что каждый гражданин имеет право не давать показания против себя самого, а так же своих близких родственников. В общем, она дает право молчать.

Обязательно в конце следственного действия проверяй время — начало допроса и окончание, а также дату. Так как допрос может длиться от 1 часа и до нескольких дней. Важно понимать, что в случае, когда тебя продержали несколько часов или дней на допросе — это грубейшее нарушение.

Поэтому необходимо, чтобы время было зафиксировано правильно. В случаях, когда допрос длится не один час, я предлагаю не спорить с теми людьми, кто это делает, и тем более не пытаться самостоятельно выйти из кабинета, ну или где тебя там держат.

После допроса необходимо все внимательно прочитать протокол — и только после этого подписывать, даже если присутствует адвокат.

СИЗО

По окончании допроса и очной ставки меня поместили под стражу в следственный изолятор временного содержания. Как оказалось, в таком месте находятся обычные люди, такие же, как и мы с тобой. Просто образ жизни у многих из них до попадания за решетку был другим.

Знакомство с сокамерниками и общение в камере. Что можно и чего нельзя говорить

Первое, что надо сделать, как вошел в камеру — это поздороваться и представиться.

Ни в коем случае не начинай рассказывать, что было на самом деле и из-за чего тебя задержали. Любая информация может быть перевернута и выдана операм под тем ракурсом, под которым им будет это удобнее. Ты же не знаешь, кто именно находится с тобой в одной камере в данный момент.

Высказывание: “Не верь, не бойся, не проси”, — как нельзя кстати подходит к этому месту.

После знакомства тебе, скорее всего, предложат чай и лечь отдохнуть, отказываться не стоит, так как день, скорее всего, у тебя выдался тяжелым.

Самое главное — попав в камеру, не начинай думать, что жизнь кончена и все потеряно — нет, помни, пока суд не вынес приговор, у тебя есть огромные шансы выйти на свободу. Как это было и в моем случае!

После твоего отдыха, “сокамерники”, скорее всего, начнут расспрашивать по какой статье ты “заехал” (т. е. какую статью вменяют), на этот вопрос отвечай смело — не бойся ничего.

В наше время к статьям относятся снисходительно и особого разделения по статьям среди заключенных нет. Всего пару статей имеют к себе особое внимание.

Они связанны с совершением незаконного полового акта (изнасилование) и то, в некоторых случаях к таким статьям относятся нормально. Ни какого “спроса” за статью сейчас нет.

Тюрьму в наше время я сравнил бы с армией — как себя покажешь, таким и будет дальнейшее отношение к тебе.

Этап досудебного расследования

На данном этапе, как правило, особого значения не имеет, сколько будет у тебя свидетелей, дающих показания в твою пользу, или что будешь ты говорить следователю. Из 100% заключенных, которых я встречал, как минимум 50% все досудебное разбирательство придерживаются статьи 51 Конституции РФ, т. е. не дают вообще никаких показаний.

Хороший адвокат прямо скажет, стоит ли говорить во время следствия или же лучше промолчать. Но помни, что адвокатам тоже нельзя верить на 100%. Это одна система, и адвокаты, как правило, тоже винтики этой системы и вынуждены следовать общепринятым правилам. Но большинство из них, все же, делает свой максимум и вместо 5 лет тебя осуждают например на 2 года или дают условный срок.

В наше время оправдательных приговоров почти не бывает. Их всего около 0,4% (данные Следственного комитета). Так например, в 1935-41 годах, во времена так называемых репрессий и преследований, в среднем народные суды вынесли около 10-14% оправдательных приговоров.
Так что особо надеяться, что тебя могут оправдать, не стоит, но и руки опускать тоже не нужно.

Как защищать себя от произвола следствия

Если ты видишь, что в деле прослеживается явные нарушения твоих прав, и следователь “лепит” дело, невзирая на законы, то стоит бить тревогу незамедлительно.

Для этого запроси у начальства СИЗО адреса надзорных инстанций (они обязаны их предоставить) и начинай писать письма везде, куда можно. Ни в коем случае не молчи и не терпи произвол со стороны следователя.

На любые его незаконные действия — пиши.

А как узнать, законны ли действия следователя!? Попроси своих родных, чтоб передали тебе УПК РФ и комментарии к УПК РФ, найти эти книги можно в книжном магазине или же в библиотеке. Так как времени будет достаточно, начинай изучать их и отправляй письма.

Поначалу письма будут сухие, но со временем ты станешь изъясняться не хуже начинающего адвоката.

И кстати, так называемые “дубаки” (охрана тюрьм и лагерей) к заключенным, которые пишут жалобы и разбираются в законах, относятся немного по-другому, чем к остальным.

Чем тюрьма отличается от зоны

Опишу в чем отличие тюрьмы от лагеря (зоны):

Тюрьма (СИЗО другими словами) — это место, куда свозят всех заключенных, находящихся под следствием, или тех, у кого приговор еще не вступил в законную силу, в тюрьме нет работы, там просто все сидят и ждут, пока закончится следствие.

Затем, после получения приговора и вступления его в законную силу, заключенных перевозят в лагеря (зоны), чтоб они там уже отбывали свое наказание. В зоне есть возможность освоить новую профессию и получить образование.

Также там можно работать, так время проходит быстрее и с пользой.

Отношения подследственного с охраной и конвойными

Отношение к себе “дубаков” (охрана в СИЗО или лагере) целиком и полностью зависит от тебя самого.

Если ты адекватный человек и исполняешь все их требования при “шмоне” (обыск во время этапирования), общаешься с ними вежливо (они такие же люди) и адекватно реагируешь на их замечания, то проблем особых у тебя не будет. Но это не значит, что надо делать все, что они говорят.

Если видишь, что нарушают права, молчать тоже не стоит, а надо вежливо высказаться. Но вот писать ли жалобы на них — это уже дело лично каждого, так как это может сыграть как в положительную сторону для твоего времяпровождения в заключении, так и в отрицательную.

Тут я рекомендую выстраивать взаимоотношения, опираясь на жизненный опыт. После нескольких встреч (а за следственные мероприятия, тебя могут этапировать неоднократно) они уже становятся более общительными и дружелюбными. Главное — самому быть и оставаться человеком.

Быт в тюрьме. Чем заняться в заключении

Жизнь в тюрьме течет медленно и непринужденно. Лично я проводил это время с пользой — читал книги, занимался спортом, играл в шахматы, ну и, естественно, писал очень много жалоб во все инстанции.

“Черные” и “красные”

Попав в тюрьму, необходимо выбрать “массу” в которой ты будешь жить дальше — черную или красную. Если человек никогда не был знаком с этим миром, и после того, как выйдет на свободу, будет и дальше жить своей жизнью, то ему лучше выбирать “красную”.

Отличие черных от красных — черные живут по понятиям и придерживаются тюремных законов и правил, установленных Ворами в законе, красные же живут своей жизнью, работают, некоторые занимают должности, правда, тех, кто занимает должности, называют еще и “козлами”.

Раньше, в 90-х, “красным” сидеть было не очень хорошо, и на свободе уважения было мало к таким людям, сейчас же эта идея проходит этап апгрейда, и на свободе никто и не вспоминает, кем и кто сидел. Поэтому выбор массы на сегодня это сугубо личное дело, главное оставаться человеком.

Судебные слушания

Я настоятельно рекомендую в судебном заседании вести аудио- и видеофиксацию, начиная с самого первого заседания. К сожалению, в протоколе судебного заседания, секретарь может не отобразить всей сути процесса и упустить что-то важное для тебя.

На личном примере скажу, что меня спасли только видео- и аудиосъемки. 30% того, что говорил мой так называемый потерпевший, просто не внесли в протокол или же внесли, но убрав пару предложений, изменили смысл его слов. И только благодаря видеофиксации, он на повторных слушаниях говорил опять правду.

Да-да, у меня были назначены повторные слушания, так как после первых допросов потерпевшего, исходя из его показаний, меня надо было оправдать. Но, как я уже указывал выше, в наше “Демократичное” время, это практически нереально. Вершители судеб решили отправить дело на дополнительное расследование и все началось заново. А к тому времени меня продержали под стражей уже больше 9 месяцев.

Как вести себя на суде

Что касается поведения в суде. Тут скажу точно, с судьей спорить, и тем более ругаться, не нужно.

От этого просто нет ни какого смысла, и максимум, что ты этим добьешься, так это предвзятое отношение к себе, хоть и никогда об этом не узнаешь.

На суд лучше одеваться опрятно и выглядеть свежим, несмотря на то, что ты за решеткой и там это сделать не так-то просто. Но отношение судьи тоже зависит от этого, поверь, он такой же человек.

Приговор. Развязка

И вот, дело подошло к завершению. Если тебя оправдали, то ты просто счастливчик. Если же тебе дали условный срок, то тебе тоже очень повезло. А если, все же, тебе придется отправиться отбывать наказание, то ни в коем случае не уходи в себя и не замыкайся. Продолжай жить, развивайся, изучай что-то новое и надейся на лучшее, ведь надежда умирает последней.

За решеткой тоже есть жизнь. Живи моментом, не думай, что будет потом, когда ты выйдешь, есть только здесь и сейчас, другого не дано. Нет, я конечно не отговариваю тебя бороться дальше за правду и отстаивать свою правоту в дальнейших судебных инстанциях, но не надо жить свободой, живи тем миром, в котором ты сейчас, поверь, так будет легче, намного легче.

Апелляция и кассация

Что же касается других инстанций, то после обвинительного приговора, есть 10 дней на обжалование и подачу апелляционной жалобы, после которой я и вышел на свободу! Если и там судьба не улыбнулась, то иди дальше — пиши кассационную жалобу. Если и там не помогло, то обращайся в Верховный суд РФ. Помни жизнь продолжается не смотря на то, в каком ты положении сейчас. Через несколько лет ты это будешь вспоминать, как очередной этап жизни, принесший тебе колоссальный опыт. Удачи!

Источник: https://reconomica.ru/%D1%81%D0%B8%D1%82%D1%83%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F/%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D0%B2%D1%8B%D0%B6%D0%B8%D1%82%D1%8C-%D0%B2-%D1%82%D1%8E%D1%80%D1%8C%D0%BC%D0%B5/

Юрист ответит
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: